doktorbel (doktorbel) wrote,
doktorbel
doktorbel

Category:

Проклятье больницы Н..ска. Часть шестая- рождение и смерть.

  Друзья, в этот раз я решил не тянуть кота за хвост и поднапрягшись дописал сказку. Надеюсь она вас не разочарует)

Часть первая- Проклятье больницы Н..ска.

Часть вторая- Командировка.

      Часть третья- Поселок проклятых медиков

  Часть четвертая- призрачная операция.

   Часть пятая- Часть пятая- баланс нарушен.



Её изба находилась на самом краю поселка и к моему удивлению, выглядела куда более ухоженно, чем виденные мною ранее дома, не подвергнутые воздействию паранормальных сил.

Вымытые окна, чистые белые шторки, через которые колыхалось пламя свечи.

-Варвара Капитоновна не спит,- поёжилась не то от холода, не то от страха Катерина.

-Это хорошо, не придется беспокоить сон пожилой женщины.

-Не такая уж она и пожилая, ей всего ничего- около пятидесяти лет.

-А выглядит, на все сто,- пробормотал я.

-Тише!- цыкнула девушка.

Только мы хотели постучаться в окно, как дернулась занавеска и мы увидели взлохмаченную и явно взволнованную женщину, она будто ждала нас, помахала рукой приглашая пройти.

-Проходите, проходите, как хорошо, что вы доктор решились прийти,- она жила в небольшом домике, одна комната, в углу которой стояла печь. Удивительно, но в печи уютно потрескивал огонь, по всей комнате шел аромат свежесваренной картошки. На уже сервированном, на троих - столе, стоял казанок, большая тарелка соленых огурцов, аккуратно нарезанное сало. Я с удивлением глянул на девушку. Старушка, поняв мой взгляд, улыбнулась,- у меня бывает прохладно и я иногда протапливаю печь, не так часто, по особым случаям, как вот сейчас, кто знает, может, другого такого случая уже не будет. - Осмотревшись, заметил висящие на стене портреты знаменитых врачей: Гиппократа, Ибн Сина- Авиценну, Зигмунда Фрейда, Сергея Боткина, Ивана Петровича Павлова, Луи Пастера и других великих ученых,- это мои ангелы хранители,- опять ответила старушка следя за моим взглядом.

-Здравствуйте Варвара Капитоновна, мы к вам поговорить пришли,- наконец, очнувшись от увиденного, произнес я.

-Да да, понимаю, у вас много вопросов, но медлить нельзя, зона в эти сутки может уничтожить саму себя.

Мы переглянулись.

-А что же будет с нами?- прошептала Катерина.

-Ничего.

-Вообще ничего?

-От нас не останется и следа, как собственно и от всего поселка, вместе с жителями, духами…

-Но как то же можно это предотвратить? И вообще объясните, что здесь происходит?- потребовал я.

-Присаживайтесь, покушайте, ночь будет длинной,- мы уселись на стулья, принялись за еду. Через некоторое время, видя, что мы насытились, продолжила,- как думаете, почему вы здесь оказались?- вопросом на вопрос начала женщина.

-Кто- то обиделся на медицинских работников,- ответил я.

-И не просто обиделся, а проклял! И не просто медицинских работников, а принявших клятву врача! Но при этом допустивших в своей практике фатальное осложнение. Вот ты Катерина, вспомни, что у тебя было?- девушка покраснела,- не бойся, мы здесь все свои, не судить тебя будем, а обсудим ситуацию, давай, расскажи,- подбодрила ее Варвара Капитоновна.

-Когда я начала работать в реанимации, не успела уследить за капельницей, в центральный катетер засосало воздух, пациент умер, меня тогда выгнали. Но он бы всё равно помер…

-Сейчас это не важно,- обрубила её женщина,- ну а вы молодой человек, в чём отличились?

-После плановой холецистэктомии, у пациентки началось внутрибрюшное кровотечение, спасти не успели…

-Воот, все мы здесь великие грешники.

-Но как, же нам искупить свою вину?- спросил я.

-Ни как. Проклятье можно только уничтожить. Для того я и здесь.

-Судя по трупам у могилы, слабовато получается…

-Да, к сожалению, мне известна - цель, а вот как её достичь...

-Ну хорошо, что надо сделать?

- Нужно добыть гипофиз, как ёмкость души заблудшего духа и отдать её этим уважаемым докторам,- окинула она взглядом комнату, в которой на нас мрачно смотрели давно уже усопшие великие врачи.

-Ну и бред, я думал, вы нам поможете,- вырвалось у меня.

-А то что вы здесь, не бред?- ответила она,- в каждой стране есть люди знающие великую тайну, я одна из них и похоже последняя…

-Ага, трое знающих уже кормят червей,- съязвил я.

- Наша обязанность - выявлять эти паранормальные места и указать как избавиться от проклятья,- невозмутимо продолжила старушка, - со времен Гиппократа, создавалось тайное общество врачебных оккультных наук. Оно отпочковалось от ищущих философский камень и они стали защитниками докторов!- гордо произнесла безумная,- вы думаете вы первые такие?

-Нет?- автоматически спросил я.

-Нет! Примерно раз в век, находятся сильные ведьмы, могущие проклясть лекаря, превратить его в ничто, сделать его жизнь никчемной и мучить его вечно! Они своей черной магией создают сферу и загоняют медиков, причиняя им страдания. А эти двенадцать великих эскулапов помогают своим коллегам выбраться из беды. Вот только им нужно, что бы сильный духом врач, добыл сосуд души и они помогут уничтожить зло. И тогда падет проклятье.

-Так и чего - мне нужно вытащить труп хирурга и препарировать его череп? Только и всего?

-Ну, в целом - да, так было написано в древнем манускрипте.

- А почему меня до сих пор не хватились и не приехали? Почему пропало столько медиков и ни кто их не ищет?

-Ищут, но найти не могут, сфера открывается внешнему миру только на несколько минут и раз в неделю, все остальное время здесь пустошь, ну и останки некогда большого поселка, свежих следов пребывания человека здесь нет.

-Хорошо, я так понял, что даже если мы сейчас не будем действовать, то сфера сама себя уничтожит и мы вместе с ней исчезнем?

-Да, вот только будет взрыв, равный десяти ядерным взрывам Хиросимы, может, слышали про Тунгуску?

-Да ладно, это же был метеорит,- ухмыльнулся я.

-А вот и нет, в том месте была аномалия, весьма похожая на нашу.

-Это что ж получается и в том взрыве врачи виноваты? У нас вечно везде виноваты врачи -    телевидение, газеты, журналы, везде врачи- коновалы…

-Нет, в той аномалии как мне представляется, были задействованы местные шаманы, проклятье было распространено на жителей местных племен. Но, формирование её было едино с нашим и нас ждет такая же участь.

-Может тогда стоит вызвать тех, кто создал местное проклятье и пускай они сами все исправляют?

-Это не возможно- та ведьма, тетя девочки, погибшей после операции, во время обряда - принесла себя в жертву, больше родственников в поселке не было.

-А как мне пройти сквозь сферу и не погибнуть?

-Мне это неизвестно, - вздохнула женщина.

-Как неизвестно?

-Тот манускрипт, что мне передала моя бабушка, был в достаточно потрепанном состоянии и я не смогла разобрать, что там написано. Травы, какие то…

-По логике и по ощущениям, во время проникновения наших тел за запретную зону клинически все подходит под спазм артерий,- начал размышлять я,- вам есть еще что нибудь добавить? А кстати, тех троих, вы отправили?

-Да, - поникла женщина,- они не справились.

Послышались раскаты грома, мы выглянули из окна- по небу, вдоль сферы, то тут то там выстреливали кривые молнии, запахло озоном.

- Катюш, надо спешить! Где находятся баллоны с кислородом?

- В кислородной, рядом с больницей,- ответила девушка.

-Хорошо, покажешь мне.

Около больницы нас ждал парень:

- Чего тебе Николай? – спросила Катерина.

-Да я это,- замялся он,- руку выбил, мне бы вправить плечевой сустав.

-А утром что - никак нельзя?

-Я бы потерпел, но кисть не чувствую, похоже ущемил нерв.

-Вот ты вовремя это придумал,- возмутилась девушка.

- Кать, не в курсе, когда начинают духи буянить?- спросил я.

-Ну, я думаю, не больше часа у нас есть времени, обычно они к полуночи начинают оперировать.

-Тогда быстрей в больницу!

Свет в приёмном отделении горел необычайно ярко, периодически мигал, будто где то «коротил».

-Так, вы Катя, набирайте новокаин, та ты,- обратился я к пациенту,- ложись на кушетку. Взяв шприц, собрался уже было - обезболить, как стены снова зашептали:

«Боль, нужна боль, пожалуйста, нужна боль…»

Мы оглянулись.

-Раньше такого не было, обычно призрак требовал раз в месяц.

Не слушая, голос, я вколол двадцать кубов в область сустава, понимая, что это не обеспечит достаточного обезболивающего эффекта.

-Будет все равно больно, ты кричи, уважь духа. На счет три. РАЗ и в этот момент я схватившись за локоть и кисть провел манипуляции, которые делал уже не единожды, послышался щелчок.

-Бляяяяяяяяя,- заорал Николай,- ты же сказал на счет три!!!

- Я пошутил, у нас нет времени считать, все дуй домой! А не, подожди, ты кем работал?

-Я хирург, а до этого анестезиологом работал, правда, завязал с этим делом.

-Ты - то мне и нужен, придется поставить подключичный катетер.

-Зачем?

-Надо, не спрашивай.

-А ты Катерина, бери растворы, собирай все для катетеризации центральной вены, обязательно найди гепарин, глюкозу, новокаин, кеторол, найди адреналин, добавь в бутылку физ. раствора.

Я лег на кушетку, доктор с трясущимися руками, хотел было обезболить под ключицей.

-Не надо, я тоже по ору, уважу духа.

-Только не сильно кричите, а то я поврежу легкое.

-Ладно.

Толстой, длинной и тупоконечной иглой он медленно с хрустом проткнул кожу, я пожалел, что не позволил обезболить, прикусил губу, доктор, трясясь, медленно проталкивал иглу параллельно ключице, потягивая шприц на себя, в павильоне появилась темная кровь. Улыбнувшись, Николай удовлетворенно:

-Вот, хорошо, я попал куда надо, потерпите ещё чуть чуть коллега.

-Ничего, продолжай, катетер фиксируй хорошенько! Ты Катя, вводи двадцать тысяч единиц гепарина, что - бы кровь не сворачивалась, кеторол туда же, обезболим, заряжай глюкозоновокаиновую смесь, вызовем паралич сосудов. И параллельно поставь капать растворы, что - бы не снизилось давление.

Через полчаса все было готово, кружилась голова, но после нескольких шагов, слабость прошла.

-Николай, нужна будет твоя помощь, и не спрашивай почему, ладно?

Тот кивнул.

-Возьмешь каталку и загрузишь баллон кислорода. Катерина, найди носовые кислородные катетеры, лопату и выдвигаемся.

Но только мы вышли в сторону кладбища, как Николай сбежал.

Пришлось самому впрячься в каталку, от слабости она казалась неимоверно тяжелой, видимо артериальное давление снизилось, однако времени на коррекцию не осталось. Темноту время от времени пронизывали всполохи  молний, воздух гудел от избытка энергии, поднялся сильный ветер, пыль кружилась маленькими вихрями.

   Катерина, трясясь от страха, схватив меня за руку - покорно шла, в одной руке держа керосиновую лампу. Я толкал вперед каталку с баллоном и лопатой, споткнулся. Больно ударился коленом, штанина стала набухать от крови.

-Да вы сейчас истечете кровью,- воскликнула девушка, видя, что за мной тянется кровавый шлейф.

-Это хорошо, значит, гепарин стал действовать.

-Давайте я вас перевяжу и не ожидая ответа, достала из сумочки бинт и вату…

Тем временем меня искали в поселке. На беду, у дочери Зинаиды Васильевны – Татьяны, началось маточное кровотечение. Гинеколог, осмотрев женщину, прошептал:

-Беда, у вас отслойка плаценты и надо экстренно оперироваться.

Её быстро доставили в операционную.

-А где Антон Александрович?- спросил Виктор Иванович.

-Говорят, он пошел в сторону кладбища,- ответила бледная Зинаида Васильевна.

-Вот сука, сам сдохнет и нас подставит! Придет, я ему стопу отниму!!!- выругался он.

«Боль, нужна боль»,- зашелестели стены.

Операционная сестра зарыдала и без того бледная девушка вскрикнула:

-Я не вынесу, пожалуйста, не мучайте меня!

Зинаида Васильевна упала на колени:

-Господом Богом прошу, не издевайтесь над моей дочкой!

«Боль, нужна боль…»,- упорно твердили стены.

-Сука ты дух! – злобно ответил гинеколог,- зовите всех кого возможно, пусть у стен занимаются самобичеванием, как в Индии.

Кличь, распространился по всему поселку. Народ собрался у стен проклятой больницы, по пояс раздетые, вооруженные- кто с цепями, кто с ножами и палками. Ветер развивал их немытые космы на головах. Худые, обтянутые кожей тела, ждали команды на начало принять боль, боль как наказание за былые грехи, боль от которой они все эти годы прятались, и она все равно их находила. Но теперь боль ради спасения младенца и они с радостью готовы принять её.

Виктор Иванович с удовлетворением смотрел на собирающийся народ, готовый на все ради новой жизни. Зинаида Васильевна стояла у окна и плакала, слезы текли от радости и благодарности.

-Так, ну приступим. Зинаида Васильевна готовьте новокаин!

За окном послышались стоны и крики, люди хлестали себя цепями, палками, резали кожу, кровь текла ручьём.

Антон и Катерина подъехали к могиле проклятого доктора, граница купола сдвинулась, как и везде – к центру, хорошо стало видно несчастных, которые, ради спасения поселка пожертвовали собой. Им удалось немного выкопать яму, чем облегчили работу мне. Высушенные и мумифицированные тела, двое из которых лежали рядом с могилой, третий, будто собирался выбраться, но ему это не удалось, так и застыл в этой позе. Высушенное лицо, застыло в мучительной маске вечной боли. Мне стало не по себе, я понял, что не готов геройствовать. Но сбежать, зная, что рядом Катерина, не мог.

Поставив баллон рядом, соединил манометр, прикрутил длинные кислородные шланги, открыл на малый поток, надежно фиксировал катетер лейкопластырем к носу, неприятно защекотало от поступающего газа. Бутылку физраствора с адреналином бичевой закрепил на спине и соединил капельницу с подключичным катером, в надежде, что она поддержит мою жизнь.

-Я нашла в ящике одну ампулу морфина, давайте сделаю в вену?

- Хорошо, ширяй.

Голова закружилась ещё сильнее, я оперся на лопату.

Катерина обняла меня, я прижал ее, мы слились в долгом поцелуе, эйфория накрыла меня. В этот момент, я готов был горы свернуть.

Развернувшись, взяв лопату ступил за пределы зоны. Спазмом сжались мышцы, стало трудно дышать, я упал на колени, руки посинели, болью взорвалась каждая клетка моего тела.

-Аааа,- закричал я, одна рука оперлась на лопату, другая о землю, я понимал, что если упаду, то встать мне не удастся. В глазах мелькали мушки, по границе маленькой зоны над головой засверкали маленькие молнии, опалили мне волосы. Я заставил себя глубоко дышать, стало немного легче, на коленях двинулся в сторону могилы. Вытащил труп, сполз в яму.

Взял в руки лопату, ощущение такое будто она весит сто килограмм, но я заставил себя копать. Медленно, очень медленно мне удавалось углубиться. Руки натерлись так, что по черенку текла, не переставая кровь, дыхание сбилось, пот застилал глаза. Снял рубашку, разорвал ее, обмотал кисти, поскольку лопата стала скользить.

«Хорошо, ах хорошо…»,- шептали стены, в ответ на крики за окнами. Люди вошли в раж, хлестали себя и своих соседей, мостовая не успевала обновляться и очищаться от бакровых ручьёв.

Обколов новокаином область операции, хирург отточенным движением сделал разрез, но рана вслед за скальпелем затянулась.

-Ну бляяя!!! Зинаида Васильевна, вставьте широкие крючки, я так не смогу работать!- операционная сестра взялась за инструмент и сразу после разреза вставила его в рану, ткани натянулись, но регенерация прекратилась.

-Антон мудила, сбежал,- опять вспомнил «добрым словом» гинеколог хирурга, операционная сестра промолчала, в душе она тоже костерила доктора.

Девушка стонала от боли, новокаин в полной мере не помогал в полостной операции, да еще напряженные ткани, упорно желающие закрыть рану, натянулись как струна, добавляя остроту болезненных ощущений.

Антон копал. Голова кружилась, слабость усиливалась. Лопата ударилась во что то твердое и каменистое. Собрался расчищать, но ноги перестали держать, пощупал у себя пульс, он стал нитевидным. Тяжело дыша, нашел колесико на капельнице, крутанул, в вену медленно закапал адреналин. Голова взорвалась от пульсирующей боли.

-Ммммм,- доктора стошнило, он уменьшил скорость. Руки совсем занемели, лопату он уже не чувствовал.

-Антон Александрович!- услышал крик девушки.

Шатаясь, опершись на лопату, поднялся, возле могилы в призрачном свете увидел два стола, похожих в секционном зале, на кафедре анатомии. Возле них стояли, ожидая, чего - то мужчины. Смутно, сквозь пелену узнал в них великих докторов, чьи портреты висели в доме у Варвары Капитоновны. Они ждали, ждали меня.

Девушка упала без сознания. А мне было уже все равно, я знал, что надо копать, вся энергия, жизнь, мир сконцентрировались на лопате. Шатаясь, я продолжил расчищать саркофаг. Он оказался необычно широким. Расчистив край, подцепил плиту, оттолкнул.

В могиле лежало два тела, совершенно в сохранном виде, ощущение, будто их сегодня только положили.

«Хорошо, ах хорошо…»,- ликовал беспрерывно дух.

Гинеколог продолжал операцию. Обколол новокаином матку, сделал разрез, зацепился за рану пальцами и расширил края раны, нащупал младенца, потянул, показались ягодицы. Это был мальчик. Осталось вытащить головку, но металлические расширители выскользнули, рана стала затягиваться на шее ребенка грозя задушить.

- Зина, расширяй рану!

-Не могу,- женщина тянула за края, но они упорно затягивались на шее младенца, он уже почернел от гипоксии.

-Держи младенца, - хирург сам попытался растянуть сжимающую смертельной хваткой плоть, но у него тоже ни чего не получалось.

С операционного лотка вылетел скальпель, блеснув металлом, воткнулся в живот, чиркнул, настало время духов.

-Ааааааа,- закричала женщина и потеряла сознание, разрез был не в месте анестезии.

Бездыханного мальчика вытащили из раны.

-Дышите Зина в рот ему! Мне нужно достать плаценту,- отдав младенца растерянной женщине, он рукой полез в неизменно суживающиеся края раны.

«Хорошо, ах хор…»,- вдруг прекратил радоваться дух.

Мужчина кого - то напоминал, в голове промелькнуло: «так это же молодой хирург и его девушка, это ведь они! А где же ХОЗЯИН, где заведующий??»

Я не знал, что делать дальше, вдруг эти двое открыли одновременно глаза, сели, повернув голову ко мне, вытянули руки, схватились за штанину. Превозмогая усталость, я поднялся, собирался выбраться из могилы. Но умершие, медленно поднявшись, сверкая красными глазами, тянули меня вниз.

-Беги Катя, это конец!

Но девушка протянула ко мне руку, я попытался схватиться за нее, закричала от боли. Великие врачи невозмутимо наблюдали за нами, было совсем не похоже, что они пришли помочь, ощущение такое, будто они взяли билет на спектакль и молча, смотрели на проплаченное зрелище.

   Со стороны границы на фоне всполохов молний приближались две мрачных тени. Это были посредники проклятого поселка. На фоне вспышек, в руках у него мерцал маленький скальпель, а она держала длинную японскую катану. Войдя в сферу, те немедленно вспыхнули, зашатались, но продолжили приближаться к нам.

-Беги Катя!!!- девушка отпустила мою руку, кубарем полетела в обратную сторону. С расширенными от ужаса глазами наблюдала, как горящие ангелы смерти двигались в мою сторону.

Мертвые вцепились железной схваткой мне в горло, стали душить, в глазах потемнело, я потерял сознание.

Зайдя в сферу, огонь стих. Мужчина схватил за волосы молодого ожившего хирурга и стал методично отделять голову скальпелем, из зияющей раны потекла темная жидкость.

Обугленная женщина, взмахнув катаной, одним движением отсекла голову девушке, прыгнула в могилу, схватила за волосы откатившуюся голову и кинула на один из секционных столов. Мужчина, проделав ту же процедуру, принес отсеченный орган, на другой стол.

Те разделившись, методично стали препарировать.

Я без признаков жизни лежал на краю могилы. Катя, очнувшись, рванула вперед и из последних сил, вытащила меня за пределы зоны. Но я был уже мертв.

  Включила на полную, раствор с адреналином, начала проводить реанимационные мероприятия.

На секционном столе, врачи вскрыли черепные коробки, удалили большие полушария и извлекли светящийся гипофиз.

Природа взбесилась, молнии сверкали, грохотал гром, ветер поднял пыль, скручивался в смерчи. Сфера раскалилась и на фоне молний, окрасилась в бардовый цвет. Сильно пахло озоном.

Началось землетрясение. Появился вначале маленькая трещина, но с каждой минутой она расходилась, увеличивая просвет все шире и шире. Из под земли появился свет. Гиппократ, взявшись двумя руками светящиеся органы, кинул вниз, навстречу свету - проклятые души. Из под земли полыхнуло огнем.

Трещина медленно вернулась на место и воцарилась тишина. На небе сверкали звезды. Около могилы лежало два обгоревших трупа.

А рядом Катерина пыталась вернуть к жизни Антона.

Операция закончилась. Рана затянулась только на половину, гинеколог сделал последние стежки. Внезапно заискрила проводка, потух свет. Земля затряслась, больницу стало шатать из стороны в сторону.

-Зинаида Васильевна, хватайте младенца и бежим на выход,- крикнул гинеколог, сам схватив в охапку женщину, побежал.

Сыпалась штукатурка, по стенам пошли трещины, лопнули стекла. Виктор Иванович, превозмогая усталость, бежал к выходу, держа на плечах потерявшую от боли сознание Татьяну.

И только он успел выбежать из стен здания- упал на колени, роженица точно мешок повалилась на землю, повернулся, здание с грохотом рассыпалось как карточный домик. В небо поднялись клубы пыли. Люди стояли ошарашенные происходящим, они не верили, что освободились от проклятья.

-Мы спасены!- крикнул один и все стали обниматься.

-А где моя мама, где сын?- очнувшись, спросила девушка.

И тут до гинеколога дошло, что они оказались под завалом.

Катерина, отчаявшись спасти любимого, смертельно устав, с размаху кулаком ударила по грудине. Прекардиальный удар, превратил механическую энергию, в электрическую, возбудил клетки миокарда.

«Тук, тук, тук»- забилось сердце. Антон Александрович, сделал вдох. Открыл глаза.

-Кать, а Кать, жуть как хочу чаю,- прошептал я, закашлявшись.

-Дурак!- вскрикнула девушка, - Будет тебе чай с вареньем!- обняла своего героя Катерина.

-Мама, мама, где ты мамочка!!!- плакала девушка.

Все стали разбирать завалы, но их, нигде не было.

Вдруг, услышали плачь, плачь - младенца. Все повернули головы на звук. На краю развалин мерцая, стояли две невесомые тени. Это были души её матери и рослого мужчины, с окладистой бородой, суровым взглядом, они смотрели на людей. Дух Зинаиды Васильевны, стал махать рукой, дочь, согнувшись от боли, побежала к месту, откуда слышался крик, где под картоном, нашла завернутого в операционное бельё младенца. Девушка обняла своего сына, а в небо устремились прощеные души.

Шпинев В В ©

Конец.

Tags: Байка, проклятье больницы
Subscribe
promo mir_v_donbasse september 16, 07:43 357
Buy for 110 tokens
После начала кровавого геноцида жителей Донбасса, я уехал в Россию и стал официальным беженцем. На родной земле я потерял все. Дом был обстрелян. Погибла дочь. Погиб зять. Я остался без ноги. Спасибо семье погибшей в 2016 году Елены Алекперовой mgu68 - некоторое время жил у них, прошел…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →