doktorbel (doktorbel) wrote,
doktorbel
doktorbel

Categories:

Паразит, продолжение. Прорыв.

Продолжаю байку о ПАРАЗИТЕ. Часть первая .


Часть вторая- Возвращение .

Часть третья- Лекция

Часть четвёртая- . Операция.

Часть пятая- Дела амурные.


Часть шестая- Роды.

Часть седьмая-
Цикл завершен.

Часть восьмая- Прощание.

Часть девятая- Эпидемия.

Часть десятая- Конец поселка.

Часть одиннадцатая- Татьяна.


Часть двеннадцатая- Туннель
.

Часть триннадцатая-
Консилиум.

Часть четырнадцатая-
. Экспедиция.

Часть пятнадцатая- Икитос.

Часть шестнадцатая-
Предатель.

Часть семнадцатая- Чохуаи

Часть восемнадцатая- Затерянный город.

Часть девятнадцатая- Обряд инициации.

 Часть двадцатая-
Потерянный во времени.

Часть двадцать первая-
Лекарство найдено.

Часть двадцать вторая- Новая оболочка.

Часть двадцать третья-  встреча.

В очередной раз приношу благодарность своему другу- dmitriev_panzer, совместно, мы с ваяли эту главу)
Благовещенск. Наши дни.

Нам помогли погрузиться. Вдали гремела канонада, заревом осветились окраины Благовещенска, земля тряслась от разрывов снарядов. Военные методично уничтожали город.
-Александр Анатольевич, почему мы стоим?- не понимая ожидание, задал я вопрос начальнику станции.
-Прежде чем двигаться куда либо, надо перевести стрелки, электричества в городе нет, приходится действовать вручную- курбелем.

В подтверждении его слов, с поезда выбежало двое, у одного из них было нечто вроде кривой ручки для завода автомашин советского периода. Вторым, очевидно, был полицейский.
Со стороны канонады мы услышали гул и рев.

-Лёха, быстрей!

Помощник машиниста начал быстро крутить этой ручкой.

С рычанием, криками, в нашу сторону с нечеловеческой скоростью неслись гонимые пожарами и взрывами - инфицированные.

Мы открыли огонь со всех орудий. Твари неслись сплошной стеной, падали, вставали, окровавленные с нечеловеческой живучестью напирали.

-Лёха, бросай, беги к поезду!- крикнул начальник станции, а затем в рацию,- машинист, двигай вперед, режь стрелку!
Но тот не слышал, быстро выкручивал ручку. Двое оказались в кольце, полицейский отстреливался, однако безумных это не останавливало.

Начальник станции видя такое дело, приказал двигаться поезду на малой скорости, приблизившись к товарищам он смело выпрыгнул из вагона, стреляя на ходу из автомата. На подмогу, с вагона выпрыгнули еще двое полицейских, я рванул с ними. Однако мы не успели и твари, чуждые страха смерти, одновременно ринулись на двоих смельчаков, буквально разрывая их плоть.

Мы, вооружившись огнестрельным оружием, длинными ножами, дубинками, вгрызались в толпу, удалось добраться до пострадавших. Их, истекающих кровью, на себе тащили полицейские. Мы же прикрывали с тыла.
Машинист притормозил состав. Двери ближайшего вагона распахнулись, нам помогли взобраться в вагон. Твари так же воспользовались остановкой, стали быстро взбираться со всех сторон.

- Гони на полной!- закричал начальник станции в рацию.

Загудев поезд, с металлическим скрипом, стуча сцепками рванул, нас резко бросило в противоположную сторону, начальник станции последним забиравшийся в вагон, чуть не вывалился.

Я подбежал к раненому помощнику, тот хрипя и захлебываясь кровью:

-Скажите Анатоличу, я успел,- раны были ужасны, на нем буквально живого места не было, мы пытались остановить кровотечение из укушенной раны шеи, из которой кровь сочилась смешиваясь с пузырьками воздуха, говорящей о том, что повреждена трахея. Поэтому экстренная помощь оказывали тут же- в тамбуре, на полу.

Хирурги разделились. Один штопал с более легкими ранами полицейского. Двое корячась на полу, пытались остановить кровотечение помощнику машиниста. Анестезиолог, экстренно совал трубку в трахею, проталкивая ее дальше повреждения. Однако, кровопотеря была слишком массивной, а раны не совместимы с жизнью. Через десять минут несчастный умер.

Поезд набирал обороты…

Тело погибшего потащили в купе, так получилось, что я замыкал траурное шествие. Вдруг дверь на улицу распахнулась и на меня глянули безумные кошачьи глаза здоровенного мужика, тот осклабился в злобном оскале, здоровые крепкие зубы обагрённые кровью хищно сверкнули в полуденном солнце.

Одному из инфицированных удалось открыть не заблокированную дверь в наш вагон, я с ходу ногой пнул его, но промазал, поскользнулся в крови и чуть было не вылетел в дверь, руками успел уцепиться за поручень. Инфицированный воспользовавшись моментом, полез в вагон, я, подтянувшись левой рукой, правой схватился за воротник, попытался вытолкнуть обратно бугая. Но силы были не равны, резко развернувшись, тот двинул меня кулаком прямо в переносицу. В голове потемнело, я чуть было не разжал левую кисть, рискуя провалиться в бездну, моё тело описав полукруг, больно спиной ударился об обшивку вагона. Грохнуло орудие. Дробовик, выстреливший в упор, вынес напрочь черепную коробку вместе с его инфицированным содержимым.

Труп кубарем полетел вниз по склону, оставляя за собой кровавый смешанный с мозговым детритом след.
Из поезда протянулась рука. Я схватился за неё, с силой втянули внутрь. У входа улыбаясь, стоял начальник поезда:

- Андрей, а ты чего на улицу вылетел?

-Да хотел пнуть мутанта,- хватая ртом воздух, прохрипел я.

-Ты бы поаккуратней ногами размахивал, полы то скользкие,- улыбнулся Александр Анатольевич.

-А чё так долго помогали, я чуть в птицу не превратился.

-Так ведь, все произошло за считанные секунды, скажи спасибо, что мы увидели твои подвиги в окно, когда поезд гнал на повороте, чего не заорал?

-Да как то автоматически получилось, думал - сам справлюсь,- пробурчал я.

-Помни Андрей, мы одна единая теперь команда, подвиги нам не к чему,- поучительно произнес Александр Анатольевич.

-Сам- то чего в одиночку полез?

-Не когда было думать. Да и в ответе я за своих. Но хватит разговоров, располагайтесь в свободных купе. Сразу за городом устроим получасовую остановку, надо будет обсудить – как и будем выбираться из окружения. Перед мостом через Зею стоит кордон, просто так нас не пропустят.

Однако планы нарушились угрожаемым состоянием раненого полицейского- появилась слабость, головокружение. Скорее всего, у парня внутрибрюшное кровотечение, заподозрили разрыв селезенки. Давление снижалось, приходилось лить растворы в две вены. Однозначно необходима операция, а в таких условиях, без соответствующих инструментов, препаратов это не возможно.

Начальник приказал гнать без остановки. Нам раздали оружие, женщины и дети остались в купе. Мужчины рассредоточились у окон в купе, тамбурах. Меня отправили в замыкающий локомотив. Познакомился с машинистом- улыбающийся, чуть за пятьдесят мужчина, невысокий с усиками аля якубович, крепко пожал мне руку.

-Викентий Егорович, добро пожаловать в нашу команду, видел видел как ты хлестался с безумцами.
- Ваня, просто Ваня, я помощник Егорыча,- поздоровался худощавый невысокий паренек.

-Андрей, главврач несуществующей инфекционной больницы.

- Ооо вы нужный врач, вдруг дристапербанифатыч кого прихватит!- оба заливисто заржали.

В это время зашел начальник станции.

-Ну, вы я смотрю, уже влились в коллектив, молодца!

- Веселые у вас ребята.

-О тож, в нашем деле грустить вредно для здоровья, можно и язву подхватить.

-А как так получилось, что вы и ваша команда не эвакуировались и странствуете на бронепоезде?- задал я, давно интересующий меня вопрос.

-В ночь, когда все началось, мы были на дежурстве,- начал он своё повествование.- Ближе к утру станцию оцепили военные, всем работникам провели беглый медосмотр- кровь взяли, темпер мерили и в зрачки вглядывались.

-Это они признаки инфекции искали,- подтвердил я.

-Я подозревал об этом, но нам ничего толком не объяснили. У троих выявили признаки, какого- то воспаления, их для дальнейшего обследования отправили в вашу инфекционную больницу. Также был издан приказ- со станции без специального разрешения ни куда не уходить. Нас до последнего держали в неведении, это угнетало. Мне с одной стороны было легче – семью удалось отправить до тотального оцепления, но после твоих новостей...

-Я не видел анализов у вашей супруги, сомневаюсь, что у неё паразит, там больше на обострение пиелонефрита похоже…

- Да, у неё еще во время родов поставили эту болячку, госспади хоть бы обошлось, - тихо прошептал он, но взяв себя в руки продолжил,- на большинство работников станции было тяжело смотреть, видно, что люди оставаясь на рабочем месте, продолжают делать, то, что требуется, но сердце у всех не на месте. Приходилось держать жесткую дисциплину, люди роптали, я понимал их, ведь, что творилось вокруг станции- неизвестно, в городе были слышны выстрелы, местами поднимаются столбы черного дыма, сотовая связь пропала…

Следующим утром не пришли поезда по расписанию. Связались с поездным диспетчером, тот ничего не объясняя, сказал, что поезда на Благовещенск оборачиваются по Белогорску, пассажиров высаживают там, а к нам движение закрыли. По своим каналам попытались выяснить причины чрезвычайной ситуации, но все тщетно. К тому же потом нам выдали противочумные костюмы, будь они не ладны, чем еще больше испугали людей. Несколько работников попытались бежать, но военные жестко пресекали и возвращали на работы беглецов.

Фактически работа встала, смысла держать нас я не видел, но у меня был приказ- держать бригаду в готовности. Чтобы отвлечь людей от угнетающих мыслей о доме, я постарался загрузить их работой по полной- и составы к отправлению подготовили и документы оформили, и порядок навели. Чуть позже военным стало не до нас, нет, они конечно, держали периметр, но как то слабо. Чем мы и воспользовались, изредка нам удавалось выходить на маневровом составе за пределы территории, объясняя им, что так нужно для боеготовности, при этом не забывали приставлять к нам пару военных. Однако вскоре появилась возможность нескольким работникам сбежать, в ту поездку военным было не до нас и мы свободно перемещались без внешней охраны. Чем некоторые и воспользовались. Сейчас сожалею об этом, но что сейчас об этом думать. Позавчера даже встретил одного нашего…вернее бывшего нашего- глаза безумные, кошачьи, все норовил забраться на поезд, напал на сотрудника охраны, пришлось пристрелить его.

-Это вот и есть третья стадия болезни, человек уже собой не управляет, паразит становится хозяином его сознания.
- Расскажешь об этом потом поподробнее,- попросил он и продолжил свое повествование.-
Позже ситуация вокруг станции начала ухудшаться, видно было, что оцепление уже не следит за работниками станции, а ведет бой с кем-то из вне. Да и само отцепление стало редеть- то ли потери в боях, то ли перебрасывали на другие более важные объекты, и начали пропадать работники со станции. А в районе контейнерной, вообще разгорелся настоящий бой между оцеплением и неизвестными . Я решил собрать всех оставшихся и мы соорудили фактически«бронепоезд». В пункте технического обслуживания локомотивов (ПТОЛ) взяли два тепловоза, сзади - половинка 2М62

, спереди- ТЭП70БС , Кадр 2. Тепловоз ТЭП70БС во время испытаний.
между ними соединили обычные купейные вагоны. В отряде проводников набили пассажирские вагоны съестными припасами, не забыли и про постельное белье, одеяла - благо, проводники у нас еще остались. На станции нашлись крытые вагоны с продуктами: консервы макароны, крупы, муку, разжились из них провизией. В поезд залезли все оставшиеся на станции, можно сказать как в ноевом ковчеге- каждой твари по паре: есть и движенцы, и вагонники, и сцбисты и проводники, локомотивные бригады, ну и конечно фельдшер- Наталья, ваша знакомая. В качестве охраны бойцы железнодорожной ВОХР с наганами, и не многочисленный состав ЛОВД (линейный отдел внутренних дел на транспорте), у них и с оружием получше (Калашниковы, Макаровы) и бронники с касками есть. Даже троих солдат из остатков оцепления забрали, но они увы- ничего пояснить не смогли. Вот так, мы до последнего момента и держали станцию своими силами: катаемся туда – сюда, наш козырь это наша скорость и масса. Как- никак, а тепловоз легко сносит грузовик, ну, а человека отпинывает как футбольный мяч. В крайнем случае, используем огонь огнестрельным оружием из тамбуров, но патроны стараемся беречь.

Однажды мы попытались вырваться за пределы города, но увидев кольцо оцепления возле станции Призейская, недалеко от моста через Зею, решили без приказа не рисковать и вернулись обратно. Все это так странно,- чуть помедлив проговорил он,- хоть вы проясните, что здесь происходит и чего ждать в будущем?

-У нас все сложнее,- задумчиво произнес я,- мне периодически удавалось наши похождения записывал в нетбук, есть ли у вас розетка для подключения компьютера? Как раз необходимо обновить дневниковые записи.

-Времени мало…

-Да мне хотя бы полчаса, а если у вас есть флешка, я вам перекину свои записи.

-Хорошо, пройдемте ко мне.

Вместе мы прошли в его купе.

-Вот розетка, моя флешка, будьте как дома, но не забывайте, что в поезде.

Раскрыв свой небольшой нетбук, я что бы не забыть детали, кратко описал события происходившие в эти дни.
Скопировал файл на два носителя. Один отдал начальнику станции, второй оставил себе.

-Если со мной, что нибудь случится, отдайте пожалуйста мои записи моей жене.

- Не дрейфь, выберемся вместе,- успокоил он меня.

Начальник попросил кратко рассказать на словах об происходящем в Благовещенске. Я ему поведал об новой форме жизни, эпидемии и наших злоключениях.

-Мда, я многого не знал, теперь все встает на свои места. Нас ведь держали в неведении относительно заражения и планов правительства, теперь я понимаю, что обратного пути нам бы не дали, все кому надо было, уже эвакуировались. Видимо придется в наглую идти на прорыв, а это чревато, поскольку там я видел БТР. Но другого пути я все равно не вижу.

-Согласен, придется рисковать.

-Предлагаю вам вернуться на тепловоз, там безопаснее и ребята скучать не дадут.

- Хорошо, - согласился я,- а остальные?

-Остальные уже разместились в купе, места все равно в кабине локомотива нет, да и только мешать будут, а ваша задача будет - поддерживать охрану замыкающего локомотива.

Я вернулся к весельчакам.

-О, доктор вернулся.

-А где ваш помощник?

-Да Анатолич его, куда- то отправил, слушай, у меня к тебе просьба, Ваньки нет, а езда до Белогорья достаточно на крутых виражах, попросить тебя хочу, ты подруливать вот этим рулевым колесом,- при этом он показал на нечто похожее на руль от жигулей советской сборки.

-Разве на поездах есть руль?

-Есть, он предназначен для более легкого входа в повороты, это не сложно, попробуй,- я покрутил, двигается легко,- вот когда почувствуешь поворот и ты подруливай в эту сторону, все легче будет, наш локомотив тоже тянет вперед состав.
Я с готовностью начал выполнять свою миссию. В это время заходит начальник станции, вместе с хихикающим молодым помощником. Видя эту картину:

- Егорыч, ну и что здесь происходит?

-Выполняю свои обязанности, согласно поставленной задаче!- браво ответил он.

-Ну а доктор чем занимается?

-Подруливаю?- гордо ответил я.

-Куда?

-В сторону заноса.

Тут уже не выдержал машинист, заржал во весь голос.

-Викентий Егорыч, сколько вам лет? Что за детские шутки?

Я видя, что меня тупо разыграли, но не понимая в чем, слушал их диалог. Не выдержал:

-Так и чем я сейчас занимался.

- Это не рулевое колесо, а ручной тормоз, благо свободный ход достаточно большой, поэтому на движении поезда твои телепания не влияют.

-Ну шутники,- рассмеялся я.

-Егорыч, его я к вам направил для охраны ваших юмористичных тел и не отвлекайте больше его на глупости, скоро будем проезжать пропускной пункт, сидите ниже воды, тише травы…

-Ниже травы,- перебил Викентий Егорович его.

-Чего?

-Вы перепутали слова…

-Да какая разница, все давайте по серьёзному, лады!

В это время поезд начал притормаживать, выглянув в окно, мы увидели блок пост, впереди размахивая светом по кругу, навстречу шел военный, одномоментно делая предупредительные выстрелы вверх, заставляя нас произвести остановку.

В воздухе повисло напряжение. Александр Анатольевич нахмурившись, медленно снял с пояса переговорное устройство и передал по рации первому машинисту:

- Михалыч, полный вперед! Ложитесь на пол!!! Будем прорываться,- уже тише проговорил он.- Ну с богом, жми Егорыч в тифоны.

Округа огласилась длинным одновременно рвущимся из двух составов режущим ухо- тифонами. Машинист первого тепловоза спрятавшись за пульт управления давит на рычаг в положении- ТЯГА, Ерорыч вторит поворотом контроллера.
В нашу сторону с автоматами наперевес побежали военные. С ревом загудели двигатели двух тяжелых тепловозов, сцепки между вагонами дружно ухнули грохотом металла. Поезд рванул вперед, стакан с горячим чаем стоящий на пульте управления полетел на пол. Повторно трубно загудели тифоны, оглушая округу и парализуя сознание, бегущие навстречу солдаты кубарем полетели с насыпи.

Военные открыли по нам огонь, мы в ответ стали стрелять поверх голов, те попадали навзничь. Башня боевой машины пехоты развернулась в нашу сторону, окрестности огласились раскатами крупнокалиберного орудия, смертельные пули насквозь прошивали обшивку поезда. Я и Иван, закрывая головы руками, рухнули на пол. Осколки стекла посыпались на наши головы.

Егорыч, сощурив глаза, стоял как вкопанный, глаза его блестели:

-Ничего, мы и не такое видали, нас не возьмешь! – погрозил он кулаком невиданному противнику.


Параллельно, обгоняя нас, гнал КАМАЗ, резко затормозил прямо на проездных путях, из двери в самую последнюю очередь выпрыгнул мужчина, кубарем скатился в кювет.

-Братцы держитесь!- крикнул машинист.

Я схватился за привычное мне- колесо ручного тормоза, с силой сжал его. Раздался удар, скрежет металла. Выглянув из окна я увидел, как кабина КАМАЗА, оторванная от кузова, кувыркаясь летела в Зею. Нас сильно тряхнуло, будто мы переехали через искореженные детали.

Зашипела рация:

-Егорыч, Егорыч, вы живы?- хрипел голос нач станции.

Машиниста от столкновения отбросило в переднюю стенку локомотива, тот был без сознания, из носа текла кровь.
-Он ударился головой, я взял управления на себя,- заорал в рупор Иван.

-Держи скорость!- зашумело в рупор.

Нам повезло, что тяжелая машина перескочила железнодорожные пути, оставив для столкновения только пустой кузов, но и этого хватило, что бы превратить головной локомотив в разорванное чудовище. Помощник машиниста переднего локомотива сильно ударился в стекло, по прозрачной поверхности поползли паутинки, обагряя брызгами крови, молодой парень отлетел без сознания внутрь кабины.

Набирая обороты, мы гнали больше ста километров в час, под нами пронесся мост, ветер свистел через разбитые окна вагонов.

Гудели сирены, для нашей поимки поднялись все войска. В области деревни Ивановка развернулись гаубичные орудия, изначально нацеленные на разгром Благовещенска. Выцеливая нас по координатам, открыли огонь. Земля и небо перемешались, вырванные с корнем деревья, комья земли валились на наши вагоны. Нас спасало только расстояние и скорость развитая мощными дизельными двигателями двух локомотивов.
изображение
В это время с Серышевского аэродрома свистя винтами разметая воздух, взвился тяжелый летающий танк- вертолет МИ 24, нагруженный боезапасом. Дан приказ - уничтожить железнодорожный состав, идущий в восточном направлении, согласно координатам.

Мы планировали произвести остановку в Белогорске, а там уже затеряться в трущобах железнодорожных линий, благо их там было великое множество. Планы добраться до Хабаровска стали не реальными, государство объявило нам войну. Наш поезд несся, рассекая воздух, нам казалось, что мы вырвались на свободу, изрядно потрепанные, но счастливые ждали конца нашего пути. Взрывы бомб остались далеко позади…

Когда оставалось не более двадцати минут пути мы услышали гудение винтов вертолета, из - под сопки с правой стороны в нашу сторону летел боевой вертолет, готовый в любую минуту перемолотить наш и без того растерзанный состав в труху. В это время я находился в купе, где расположились оперированная сестра с нашего хирургического отделения, спасенная от паразита девочка, и Наталья, мы завороженные смотрели на летящее к нам чудовище. Ужас, страх и обреченность сковали наши тела. Я схватил девочку и подмял под себя…

В кабине пилота:
-База. База я Зоря, вижу цель, разрешите огонь.
-Зоря, я База огонь разрешаю!

Вдруг почувствовал знакомую вибрацию, это давал знать молчащий до селе телефон. До этого я не однократно пытался связаться с родными, но связи всё не было, видимо в последний раз я забыл выключить его. С удивлением вытащил из кармана ожившую, казалось уже не нужную игрушку. То был Дмитрий, мой брат- офицер ФСБ.

-Анднюха, Андрюха ты куда пропал?

-Димка помоги, нас сейчас убивать будут! Мы на поезде двигаемся в сторону Белогорска, вертолет сел у нас на хвост.
-Все понял, держитесь!

-Нам помогут!- поднимая голову, обрадовал я лежащих ничком женщин.

Я приподнялся, выглянул в окно, действительно, машина несущая смерть исчезла из виду, выбежал в коридор, сверху будто дьявол, выплыла темная тень боевого вертолета легендарного МИ 24. Сквозь грохот винтов я увидел крутящиеся турели 12,7мм-четырехствольного ЯкБ . Поезд качнуло, из мощного орудия вырвался огонь, тяжелые пули со скоростью более тысячи зарядов в минуту, прошили передний локомотив. Одновременно жахнула противотанковая управляемая ракета, взрыв и состав слетев с рельсов, вагоны ведомые летящим передним локомотивом свалился с насыпи.

Не успел Дмитрий связаться с командованием военно-воздушных сил, тяжелая боевая машина сделав прощальный круг над искореженными дымящимися останками бронепоезда, полетела прочь, сообщая командованию, что цель успешно поражена…
Шпинев В В ©
Tags: байка, паразит
Subscribe
promo mir_v_donbasse сентябрь 16, 07:43 357
Buy for 110 tokens
После начала кровавого геноцида жителей Донбасса, я уехал в Россию и стал официальным беженцем. На родной земле я потерял все. Дом был обстрелян. Погибла дочь. Погиб зять. Я остался без ноги. Спасибо семье погибшей в 2016 году Елены Алекперовой mgu68 - некоторое время жил у них, прошел…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →