doktorbel (doktorbel) wrote,
doktorbel
doktorbel

Categories:

Паразит, продолжение. Затерянный город.

Продолжаю байку о ПАРАЗИТЕ. Часть первая .

 Часть вторая- Возвращение .

Часть третья- Лекция

Часть четвёртая- . Операция.

Часть пятая- Дела амурные.


Часть шестая- Роды.

Часть седьмая-
Цикл завершен.

Часть восьмая- Прощание.

Часть девятая- Эпидемия.

Часть десятая- Конец поселка.

Часть одиннадцатая- Татьяна.


Часть двеннадцатая- Туннель
.

Часть триннадцатая-
Консилиум.

Часть четырнадцатая-
. Экспедиция.

Часть пятнадцатая- Икитос.

Часть шестнадцатая-
Предатель.

Часть семнадцатая- Чохуаи


  Сельва амазонки. Наши дни.

Забыл упомянуть- в прошлых своих дневниковых записках, мы с индейцами в первую же ночь обменялись именами, как говорится по доброй русской традиции. Наши имена им не по душе оказались, они дали нам свои, так им привычнее.

Меня нарекли Чохуаи, уж не понимаю за какие заслуги, но произносили его с уважением.

Правда это дело сразу опошлила моя напарница- тут же нарекла меня Чуком, периодически дразнила меня этим.

Но и ей дали имя, правда спустя пару дней, видимо присматривались- Зихая (что в переводе- вредная, это я позже узнал). Ну и я в ответ Зитой звал её, ух как она злилась, а узнав перевод, вообще запретила называть её так.

Надо сказать, несмотря на трудности, усталость, Юлия Васильевна свою работу не бросала, постоянно исследовала грунт и воду на наличие спор паразита. Но видимо, чем дальше мы от русла Амазонки, тем сложнее найти следы этого существа.

Четверо суток длился наш поход. Не буду вдаваться в подробности нашего перехода, но к концу, мы вполне адаптировались. Темнота и звуки джунглей перестали пугать нас, адаптировались к физической нагрузке, да и комары как будто стали принимать за своих и не жучили сверх меры, а скорее всего мы перестали обращать на них излишнее внимание.

Но выносливость аборигенов поражала, если бы не мы, они бы и не останавливались, работали точно роботы, прорубая путь сквозь заросли джунглей. При этом каждый еще нес тяжелые тюки с какой то травой.

Чем дальше шли, тем больше менялся ландшафт. Пологая сельва, сменилась холмистыми джунглями. Наши проводники на четвертые сутки обнаружили широкий ручей, остаток нашего путешествия мы следовали ему, двигаясь вверх по течению.

К концу четвертых суток нас привели в деревню. Она располагалась в ущелье невысокой поросшей лесом  горы, три стороны  образовано отвесной скалой,  вершина которой, как бы в попытке сомкнуться образовала некую крышу с большой дырой, сквозь которую проникал свет от солнца.  Ручей ниспадал с противоположной входу стороны, красиво низвергаясь водопадом. Поверхность скал,  невообразимым образом отражали солнечные лучи, и низина буквально искрилась, свет концентрировался, создавая в этом затерянном мирке волшебство красок.  Мы были очарованы магией этого места, это был настоящий затерянный мир, где не ступала нога европейца. Неудивительно, что это место не было открыто до нас- вход в ущелье зарос лианами, если пролетать сверху, то можно увидеть обычную сельву, а дыра в крыше этого мира сливается с зеленью джунглей, и только полчаса в день, когда солнце проходит прямо над этим местом, можно заметить блики, отраженного света. Пройдя дальше по тропе, нашему взору открылась деревня, мы ожидали увидеть избушки, наподобие тех, что видели возле Икитоса, но то что мы лицезрели - удивило, если не сказать больше- поразило.

У входа в деревню нас ждали жители, высокие, по сравнению с виденными ранее нами- белокожие, они совсем не похожи на индейцев в том понимании, что я видел ранее. В них чувствовалась порода- суровые лица мужчин, красота женщин, тонкие черты которых очаровывали, дети, не бежали к нам попросить или обменять вкусности, как это делали в других селениях, а спокойно наблюдали, стоя за взрослыми.

Послышалась перебранка между нашим предводителем и жителями, по всей видимости обсуждали нас, постоянно тыкали в нас пальцами и что то выкрикивали.

-Походу нам не рады,- прошептал я.

-Я вот то же заметила, как бы нас в жертву богам не принесли.

Мбонга, жестом попросил меня снять куртку, я остался в одной майке, обнажив шрамы на шее и руке. Временное затишье, потом вздох удивления. Все стали бить себя по шее ладонью и падать на колени.

-Ну офигеть Володя, сегодня походу твой день,- сказала пораженная напарница.

-Да ладно, чего уж там,- скромно ответил я, а самого аж распирало от гордости.

Вперед вышел вождь, подошел и упал ниц передо мной. Я попытался поднять его, но он скрючился подобострастно подполз, схватился за мою ступню и попытался поцеловать её, Юлия потихоньку захихикала. Я с силой поднял почтенного человека. На вид ему было где то под пятьдесят лет, великолепно сложенный, все тело в шрамах, а на поясе ремня не видать от увешанных скальпов, суровое лицо с глубоко посаженными темными глазами, смотрел на меня как советский ребенок на дедушку Ленина в мавзолее.

Тут забили барабаны, бум бум бум, вперед вылетел старец, иссохший, весь в морщинах, на голове невообразимый чепец из перьев птиц, на ремне человеческие головы вначале показалось новорожденных, но это были высохшие и уменьшенных головы взрослых, их каким то образом сжали. Он стал петь, танцевать под звуки там тама, движения его были невообразимыми, в трансе вертелся перед нами, и вокруг нас, пляска продолжалась около пятнадцати минут. Вставшие с колен жители, в такт хлопали в ладоши.

Танец все быстрее и быстрее, движения достигли своего апогея и он резко остановился перед моим лицом, стал нюхать меня, трогать шрамы. Крикнул:

-Чохуаи!

И все в ответ:

-Чохуаи! Чохуаи! Чохуаи!!!

Народ расступился и нас пропустили вперед. Шаман повел за собой в храм Солнца через улицы деревни. Деревней в полном понимании назвать сложно, это был некогда величественный город, дома которого построены из каменных блоков. Улицы мостились не по прямой, а в виде круга, в центре которого располагался храм.

Мы были в полном восторге, ведь сейчас мы обнаружили древнюю цивилизацию, цивилизацию до инкской эпохи. Нам удостоена честь быть первыми европейцами, которые ступили за стены этого затерянного города. Народ с интересом наблюдал за нами, шли позади нашей процессии. К сожалению, признаки вырождения видны даже при беглом осмотре населения- некоторые были без рук, с одним глазом, шестипалы. Внутриплеменные браки, без добавления крови извне, сделали свое дело и число уродств возросло. Похоже, что мы видим угасающую расу, некогда великой цивилизации.

Как я уже писал, улицы были в виде кольца, в первых кольцах живут наиболее богатые приближенные к жрецу жители. В последних- обычные простолюдины- фермеры, горшечники. Колец, то есть улиц было двенадцать, смею предположить, что предки этих индейцев вели астрономический календарь и это двенадцать, было не что иное- как количество оборотов луны вокруг земли в год. Но это лишь мое предположение. Поскольку современные потомки утратили многие знания, но надо сказать не все, в чем мы позже убедились.

Нас повели в храм, построенный в форме пирамиды громадными блоками, основание выложено в виде треугольника, вход которого, располагался строго на запад, а противоположный угол направлен на восток. Сама пирамида была не ровной как в Гизе, а уложена по типу террас, вершина которой была, как бы срезана и заканчивалась отверстием, через который падал в определенное время свет от солнца. Где в день летнего солнцестояния, когда солнце располагалось строго вертикально и лучи падали на жертвенный стол, проводились жертвоприношения.

Вход в пирамиду выложен вертикальными блоками, примерно в три метра высотой, на них уложены горизонтальные блоки, так, что перед входом был козырек. Далее шел коридор, длиной около трех метров, по стенам зажжены факелы. Меня заинтересовали рисунки, я указал Юлии на них.

-Да это же наш паразит! Удивительно как точно прорисована каждая деталь.

Рисунки рассказывали, как древние воевали с паразитом на суше и воде, как убивали тварей и сами погибали. Иные даже повествовали о проводимых  оперативных вмешательствах, видимо по извлечению чужеродной жизни из головного мозга и брюшной полости. Причем заметил, что одни люди были необычайно высокими, а другие на две головы ниже. Вся живопись была направлена в борьбе с этим существом.

Коридор продолжался в большой зал треугольной формы в основании и в виде пирамиды уходил к вершине, оканчивающейся отверстием. Строго под ним располагался жертвенный стол, бурый от ежегодных жертвоприношений. У меня промелькнула мысль, что нас ведут на заклание, но шаман показал на статую мужчины с копьем стоящим в головной части стола, убивающим тварь с шестью щупальцами. Статуя высотой в человеческий рост, высечена из белого камня, достаточно точно прорисована каждая деталь мужского тела, красным цветом выделены шрамы, один на шее, другой на правой руке, точь в точь как у меня. Удивительно сходство. Тут я услышал смешок напарницы, её женский взгляд охватил всю фигуру целиком, показала на детородный орган, он был чудовищных размеров.

-Хм, ну это не точная копия меня.

-Показал бы уж, чего теперь стесняться,- захихикала она.

-Ну щаз ага.

Шаман потащил меня к статуе, поставил рядом, я уже стал подозревать, что действительно заставит раздеться, но нет он отошел и упал на колени поклонившись, народ заполнивший храм тоже упал ниц. Я не знал куда себя деть.

Дети солнца скандировали:

-Чохуали! Чохуали! Чохуали! Чохуали…

Шаман встав, показал на паразита:

-Чохо, чохо.

-Похоже паразит по ихнему- чохо,- предположила Юлия Васильевна.

-Хуали, хуали,- шаман показал, как копьём убивали паразита.

-Получается я убийца паразита, а народ тоже специализирован на уничтожении этой твари. Похоже мы по адресу пришли, вот только вопрос- как же нам узнать, без знания языка, как вытравить существо из головы нашего Василия.

-Надо повнимательнее изучить картины на стенах этого заведения, может мы найдем разгадку.

-Я надеюсь, они не забыли и покажут, как нам это сделать, ведь первого нашего пациента, они хотели вылечить, но тот не дался.

-Логично, осталось только понять их язык.

Юлия Васильевна достала из сумки бусы, серьги и другие украшения, разделив их пополам торжественно преподнесла шаману и вождю племени, те с благодарностью приняли дары.

Позже нас повели в дом шамана. Его дом располагался тут же, практически рядом с конторой, ну то есть с храмом, в первом кругу высокопоставленных лиц города. Мне правда не очень хотелось ночевать с этим дикарем, ну там знаете- штуки шаманские, трупы в шкафах, трава засушенная, да песнопения вечерами.

Странно, но ничего такого я не увидел в его доме. Большое овальное одноэтажное здание, выложенное из обработанного камня, тяжелые блоки соединены так, что нож не пролезет в зазоры. Сверху дома выглядели в виде  круга, разделенные между собой широкой тропой из камня, как лучи от солнца. Потом шла дорога так же округлой формы, следом дома, но меньшего размера, во втором круге жили предводители войска. В третьем и четвертом- воины. Пятый занимали торговцы, дальше гончары, каменотесы, строители и так далее, по рангу и богатству, правда в последних четырех рядах уже ни кто не жил…

Первый круг был из двух домов, один занимал вождь с женой и детьми, другой- шаман. Вход открытый, без двери, наклоняться не было необходимости, высокий потолок крыша которого, сделана из пальмовых листьев. Просторные комнаты, между собой разделены глиняными перегородками, комнаты проходные, коридора не было. Нам выделили разные апартаменты, на полу которых, было нечто вроде ковров из пальмовых листьев. Прямоугольные небольшие окна давали достаточно света, на ночь они закрывались ставнями из все тех же пальмовых листьев.

Спали на полу, постельное бельё выполнено из шкур животных. Кроме того, с собой у нас еще были спальники. Так что уютно устроились.

Шаман жил в большой комнате с другой стороны дома, пригласил нас к ужину. Кушали так же в отдельной комнате, посреди которой- очаг. Уже темнело, горел огонь. Вождя с нами не было. Мы сидели вокруг очага, кушали мясо, ели фрукты и молча медитировали на языки пламени.

Попытались объяснить на пальцах смысл нашего похода, но тот лишь молчал, улыбался и кивал головой и проку от этого общения было нуль.

Позже Певаси (имя шамана) вывел меня на улицу, где стояло несколько молодых девушек. Сложены они великолепно- высокие, с тонкой талией, высокой грудью, длинными темными волосами, свободно ниспадающими по спине. Предложил выбрать себе одну. Я попытался отказаться, но тот знаками показал, что это будет неуважением к его гостеприимству. Я показал на молодую девушку, та склонив голову, покорно пошла в дом шамана.

Про себя решив, что не буду пользоваться сложившейся ситуацией, залез в спальник. Через полчаса в мои покои вошла девушка, в сумрачном свете луны она была великолепна. Подавив желание, усилием воли я указал ей на место, в противоположной стороне комнаты, дабы не искушать себя отвернулся к стене и попытался думать на отвлеченные темы. Но мне это не удавалось, фантазии сексуального характера выдавливали другие мысли, в голове крутился хоровод из нагих прекрасных фей. Вдруг я почувствовал, как на мои плечи легла нежная ладонь женщины, стала массировать плечи. Сознание затуманилось, я расстегнул спальный мешок и притянул к себе девушку. Ночь наполнилась сладостными стонами, я был приятно восхищен умением заниматься любовью этой с виду невинной девы. Кама сутра этой ночью завистливо смотрел на наши любовные акробатические упражнения.

К утру я подумывал задержаться в этом гостеприимном племени, до того мне понравилась эта молчаливая индианка.

Где то в районе пяти утра я решил, что все достаточно, поцеловал её в губы:

-Спасибо любимая, ты подарила мне незабываемую ночь,- собрался, уже было повернуться и уснуть.

- Пожалуйста милый, я рада, что тебе понравилось.

- Ох ёпт, Юля???- удивленно повернулся я.

-А ты чего думал, что я тебе разрешу трахать аборигенку?

-Ноо…

-Что но?!

-Но я думал, что я тебе не нравлюсь и боялся подойти и где девушка?

-Я её убила,- хохотнула она.

-Как?

-Так. Да ладно, не переживай, у меня она спит и кроме того я похоже спасла тебе жизнь, или хотя бы маленькую его часть- вокруг нашего дома, ошивался юноша, в боевой раскраске, смею предположить, что он её жених, уж он то тебе точно отрезал твои погремушки.

-Да я и не думал с ней…

-Это правильно, хотя им конечно не хватает свежей крови- вырождаются. Ты уж меня извини, характер у меня дрянной, ничего с собой поделать не могу, ты мне нравишься…

-Давно?- не удержался я.

-Ещё в Хабаре…

-Как то не заметно было.

-Вот так странно реагирую, самой иной раз тошно.

-Но я женат.

-Знаю, но и ты не особо сопротивлялся.

-Да, иногда и меня заносит. Ты мне тоже понравилась, но подойти к тебе бы побоялся, хотя откровенно ревновал к Карлосу.

-Ну, Карлос теперь не преграда.

-Ага, висит на ремне воина. Умер как мужчина. Жестко ты его напугала ротанами.

-А я не пугала.

-В смысле реально хотела отстрелить?

-Да, хотела отстрелить, но передумала.

-Опасная ты.

-Не, я мягкая и пушистая, только не обижай меня, ладно.

-Не, не буду, давай спать, а то утро уже, а мне завтра, вернее сегодня, быть кумиром индейцев, а это знаешь ли трудное и ответственное занятие.

-Спи уже, кумир мой,- поцеловав в губы, обняв, уснула девушка.

Мне же не спалось, мозг работал на полную катушку, события последних месяцев, переплелись в один клубок, думки бомбардировали центры сна и отдыха, морфей спрятался за гипоталамус и не желал оттуда вылезать. Я поймал себя на мысли, что мне сейчас хорошо как никогда раньше, я понял, что пропал. Нет, я и раньше изменял своей жене, это были мимолетные романы, они как быстро начинались, так же быстро и проходили, это были жизненные встряски, уход от бытовой действительности, жажда приключений, эмоций.

Хотя конечно, последний роман с хирургической сестрой Леной, это было другое, это была необходимость, жизненная необходимость- уравнять плохое с хорошим, смерть с жизнью, боль с удовольствием. Наши души стремились любым возможным способом получить положительные эмоции. В том городке мы оказались в атмосфере пропитанном страхом, он обволакивал, он влезал во все уголки сознания, мы засыпали в страхе и просыпались в ужасе. И наша встреча, это было как глоток свежего воздуха, мы поддерживали друг друга желанием дать друг другу хоть мгновение счастья, мы прижимались, засыпая с чувством, что хоть кому то нужны в этом злобном мирке. Наши чувства, наша поддержка дала нам возможность не сойти с ума, в атмосфере, где ценности перевернулись с ног на голову, где смерть стала обыденной, а жизнь не стоила ни гроша, где страх и депрессия стала обычным нашим состоянием.

А когда наши дороги разошлись, мы поняли, что это была просто влюбленность, жизненная на тот момент необходимость, но не вечное чувство. И я заметил- со временем те события, уже стали не так эмоционально окрашены, мозг выложил как бы стену, барьер негативным эмоциям и они испарились из моего сознания, а вмести с ними ушла и влюбленность. Я с благодарностью и теплотой вспоминаю наше совместное время, проведенное в городке, но не более того. И как только появилось новая цель, задача, я все реже стал вспоминать о днях проведенных вместе.

А сейчас. Сейчас я был на седьмом небе от счастья, мне не верилось, что она станет моей, настолько это все неожиданно произошло. Она казалось неприступной, холодной, иногда даже  злобной, сложно было понять, что за этой оболочкой находится  милое, нежное создание.  Улыбаясь повернулся к ней, обнял и уснул, радуясь каждому мгновению проведенному рядом с любимым человеком.

Благовещенск. 7 июня.  Блог Андрея.

Утро началось с приема пациентов, с каждым днем их становится все меньше и меньше. За вчерашние сутки привели не более пятнадцати человек. Из них трое с огнестрельными ранениями в разные части тела. Хирургическая бригада работает не покладая скальпеля своего. Иностранные доктора напросились участвовать в лечебном процессе. Разрешил, сейчас каждый специалист на вес золота. Тем более что они дипломированные светила медицины, будет и нашим чему у них поучиться.

Надо сказать, в операционной технике они показали себя на высшем уровне. Оперировали блестяще. Пусть лучше жизни спасают, чем сомнительные опыты совершают.

Кстати говоря, пациентка на которую накинулся безумный инфицированный, пошла на поправку, сегодня уже перевели в общую палату. Зашел к ней, она поблагодарила меня, рад, что хоть с ней все хорошо.

Почему то не приехала фура с продовольствием. Совсем не нравится эта ситуация. Народу все больше, карантинный период не закончился. Подозрительно не отвечают на звонки администрация.

После обеда привезли девочку на вид- лет одиннадцати. Выглядела она ужасно- худая, бледная, вся в крови, глаза дикие, зрачки кошачьи. Брыкается, царапается, пыталась укусить охранников.

А нашли её за городом в шахте канализации. Военные рассказывают, что рядом с ней были трупы взрослого мужчины, женщины и маленького ребенка. Чуть не пристрелили её, когда она внезапно кинулась на рядового с ножом.

Это пятый инфицированный ребенок проходящий через наше отделение, детей сразу отправляли в Хабаровск.

Но сегодня как назло нет связи, машина не приехала. Созвали консилиум. Врачи из экспериментального блока вызвались оперировать.

Два часа ушло на предоперационную подготовку, вводили растворы, грузили сознание тиопенталом. Повезли в операционную. Я решил понаблюдать за ходом операции, всегда хотел стать хирургом, но не судьба, распределили инфекционистом, я и не жалею.

Побритая наголо, она выглядела совсем изможденной. Лицо, обтянутое кожей, под глазами синие круги, тоненькие ручки и ножки, она стала похожа на существо из других миров.

Бригада собралась интернациональная. Анестезиологи и сестра анестезист из Франции, оперирующий хирург из Англии, ассистент- американец, третий ассистент из России, операционные сестры из Англии. Вся бригада состоит из тех докторов душегубов, что до недавнего времени мы так люто ненавидели, теперь у них появился шанс, реабилитировать себя в наших глазах.

Мы же, аккуратно стояли за стеклом операционной, наблюдали за действом.

Что и говорить, смотреть за профессионалами было приятно. Минимум движений, команды врачей выполнялись сестрами без лишних слов. Доктора любезно предоставили свою, куда более современную аппаратуру. Теперь появилась возможность, регистрировать жизненные функции, а не действовать в слепую. Установили два центральных венозных катетера, в один из них провели датчик прямо в легочной ствол, сразу стало ясно- как работает сердце, хватает ли жидкости организму. На голове поставили датчики электроэнцефаллографа, фиксировалась глубина анестезии. В пищевод ввели температурный датчик, вместе с желудочным зондом. Ну и конечно электрокардиография, пульсоксиметрия.
  Хирургу приготовили специальный нейрохирургический набор, адаптированный под данный вид оперативного вмешательства. Электронож резал без кровно. Бестеневая лампа светила мощным лучом, освещая каждый уголок операционного поля, не нагревая при этом лоб хирурга.

Анестезиолог поставил трубку в трахею, подключил к искусственной вентиляции. Дал разрешение на операцию хирургической бригаде.

Голову обработали антисептической жидкостью, обложили операционным полем. Разрез, тонкая струйка крови потекла, сосуды сразу прижигали электрокоагулятором. Расширили рану, электродрелью высверлили четыре дырки в левой лобной области, примерно там где должен располагаться паразит. Гибкой пилой похожей на металлический тонкий трос, провели через два отверстия, и выпилили одну строну, также поступили и с другими тремя сторонами, получилось большое четырех угольное отверстие по типу полыньи.

Аккуратно выделили паразита, обозначили четыре тяжа, тот задергался, очнувшись от действия анестетика. Каким- то раствором обработали голову паразита, пояснив, что так он будет менее чувствителен к внешнему воздействию (блин, приходится беречь и его нервную систему). И действительно, особь как будто затихла. Продолжили операцию, на тяжи установили металлическую трубку, с разрезом с одной стороны и протолкнули её сквозь толщу вещества мозга, как по проводнику. Такую операцию провели с каждой стороны. Клипсы накладывали уже не со стороны головы паразита, а  кнаружи самого головного мозга, прямо у твердой мозговой оболочки. Благодаря этой процедуре, тяжи практически полностью удаляются. Пересекли все четыре тяжа. Паразит задергался. Давление стало зашкаливать, пульс тарахтеть, монитор буквально взорвался серенадой. Хирург ловко поднял паразита зажимом и также отделил пятый последний тяж металлической трубкой. Существо освободившимися четырьмя тяжами обвило зажим, пытаясь как бы вырвать его из рук хирурга, но тот невозмутимо делал свою работу и с силой, резко выдрал пятый тяж из глубины головного мозга девочки. Кинул его в прозрачную емкость вместе с хирургическим инструментом.

Пульс со ста шестидесяти перешел на брадиаритмию- семьдесят восемь, шестьдесят шесть, сорок пять…

Давление также стало стремиться к нулю.

Анестезиолог:

-Эпинефрин полкуба!

Пульс сорок.

-Ещё эпинефрин миллилитр!

Пульс тридцать пять, стал аритмичный, аппарат перестал определять артериальное давление. Я с ужасом наблюдал, как девочка неумолимо умирает.

Анестезиолог рывком сорвал с груди девочки операционное белье, обмазал гелем кожу, наложил утюги дефибриллятора. Скомандовал, что бы все отошли от стола.

Выстрел. Тело девочки выгнулось дугой.

Монитор показал фибрилляцию сердца.

Доктор увеличил разряд и выстрелил еще раз, из-под электрода вылетела искра, все мышцы маленькой девочки сократились.

Монитор неумолимо показывал фибрилляцию.

На помощь подоспел наш анестезиолог, стал делать непрямой массаж сердца, второй давать команды сестре, в вену потекли растворы адреналина, антиаритмических препаратов.

Но монитор неизменно показывал фибрилляцию.

Мне хотелось помочь, но мои действия будут только мешать профессионалам, поэтому я оставался в роли наблюдающего. Хирурги накрыв рану салфеткой отошли и ждали исхода.

В таком деле как спасение человека из лап смерти, чем больше участвующего народа, тем хуже прогноз. Суета вокруг умирающего ни к чему хорошему не приводит.

Третья минута реанимации, кардиомонитор упрямо показывал волны фибрилляции. Пока есть волны, есть шанс спасти человеческую жизнь, но и эти волны уже не жизнь, сердце не полноценно сокращается, не способно протолкнуть хотя бы миллилитр жидкости из своего мышечного мешка.

Четвертая минута. Уже произведено пять выстрелов дефибриллятором, в зале запахло паленой кожей.

Шестая минута реанимации. Анестезиолог из Франции руками показал конец реанимационных мероприятий…

Шпинев В В ©

Tags: байка, паразит
Subscribe
promo mir_v_donbasse september 16, 07:43 357
Buy for 110 tokens
После начала кровавого геноцида жителей Донбасса, я уехал в Россию и стал официальным беженцем. На родной земле я потерял все. Дом был обстрелян. Погибла дочь. Погиб зять. Я остался без ноги. Спасибо семье погибшей в 2016 году Елены Алекперовой mgu68 - некоторое время жил у них, прошел…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →