doktorbel (doktorbel) wrote,
doktorbel
doktorbel

Пора валить?

....капал лёгкий весенний дождик,непонятно откуда взявшийся ветерок,
стал задорно гонять прошлогоднюю листву и
нервно трепать ветки деревьев с набухшими почками....
Двое расставались у сквера. Ему надо было уехать.
Он ласково приобнял любимую,поцеловал в щёчку и
побежал стуча копытами смущённо пряча хвост за пазуху,
она долго смотрела на исчезающею фигуру и
махала хоботом вслед......


Амурчане хотят узнать у Путина, когда остановится массовое переселение людей с Дальнего Востока.

За два месяца количество жителей в Амурской области сократилось на 700 человек!

А что может пообещать господин президент, если народ сваливает из за космодрома, где уже официально сказано, что ракетоносители будут работать на гептиле.

 А вот ещё нашел аргументы не в пользу нашему космодрому и явные аргументы, что пора валить.

Статья найдена уkalinina_nv



Чомчоев о космических делах : часть 1


 


24 апреля, 0:38



Экология начинается с космоса, а не со двора.

Анатолий Чомчоев.

В мире основные экологические терминологии основаны великим русским химиком, минералогом и кристаллографом, академиком Владимиром Ивановичем Вернадским (1863-1945гг). Ученый развил идеи о роли радиологических и радиохимических исследований; напоминал, что «ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия их научной работы… должны себя чувствовать ответственными за последствия их открытий». Считал, что биосфера под влиянием научных достижений и деятельности человека постепенно переходит в новое состояние – сферу разума, или ноосферу. Уделял исключительное внимание экологии, рассматривал ее как глобальную проблему.

В 90-е годы демократизации российского общества первым президентом Республики Саха (Якутия) Михаилом Николаевым было создано Министерство охраны природы Якутии. Вот там, с подачи далеких людей от экологических терминологий Владимира Вернадского, в мировой науке об экологии, якутские «профессиональные экологи» добавили термин «экология начинается со двора» и созданное в Якутии Минохраны начало заниматься благоустройством населенных пунктов и санитарно-эпидемиологическими вопросами, потеснив бывших работников санитарно-эпидемиологической и коммунальных служб из освоенных годами сфер деятельности.

На самом деле, профессионалы экологи Якутии, которые получают зарплату от государства, должны были сегодня сидеть у каждой скважины по добыче нефти и газа, для контроля: сколько оттуда добыто и не разливают ли нефть на землю, нет ли утечки газа, как делают их коллеги в развитых нефте-газодобывающихся странах и пополняют местный бюджет. Ежедневно обходить и проверять каждый километр нефтепровода ВС-ТО и газопровода на предмет утечки, для принятия мер своевременной защиты природы от загрязнений.

Круглосуточно наблюдать за хвостохранилищами АЛРОСА, золотодобычи и других горнодобытчиков по соблюдению требований Водного кодекса России. Постоянно посещать карьеры по добыче песка и гравия, контролировать работы по их рекультивации. В местах вырубки леса контролировать проведение лесопосадочных работ силами пользователей леса. В пожароопасный период анализировать причину пожара (не от сброса ли частей ракет-носителей). Бороться с загрязнителями подземных вод, не безопасно ли сбрасывание АЛРОСА минерализованной воды в подземные пласты. Выявить загрязнителей таких чистых рек как Амга, Оленек и Анабар, которые за последние 10 лет опустились на уровне загрязненной алмазодобытчиками реки Вилюй. Реализовать ликвидацию последствий 12-ти подземных ядерных взрывов и сбросов отделяющихся частей ракет-носителей на территории Якутии. Жестко контролировать утилизацию твердых бытовых отходов в каждом населенном пункте, в том числе бороться против возгорания свалки столицы республики г. Якутска. Организовать утилизацию ртутных ламп и люминесцентные ртутьсодержащие трубки. Добиться уменьшения в зимнее время смогов в населенных пунктах, за счет перехода автотранспорта на экологически чистые виды топлива.

Этих действий у профессионалов экологов Якутии вообще нет, а ими занимаются общественные экологи. Вот почему второй президент Якутии Вячеслав Штыров во время строительства ВС-ТО про объективных общественных экологов Якутии говорил: «Собака лает, караван идет». Штыров после «досрочного» сложения полномочий президента Якутии, по представлению Егора Борисова, назначенного Москвой третьим президентом Якутии, представляет Якутию в Совете Федерации России в Москве, а «собаки» остались в Якутии и им Роскосмос сегодня предлагает кушать мясо и пить молоко с гептилом.

За эти годы Минохраны природы Якутии, вместо института биологии, занимается разведением бизонов, зайцев и рыб. Даже вместо лесхозов взялись за охрану заповедников. А когда приехали представители из Роскосмоса на днях в апреле 2013 года по вопросу регулирования сброса отделяющихся частей ракет-носителей из строящегося в Амурской области космодрома «Восточный»… «вот они сказали, что вредных веществ не применяют» (ответ заместителя министра охраны природы Якутии от 9 апреля 2013 года в телепередаче «Харах далыгар» (в переводе якутского на русский «В поле зрения»).

Эти якутские чиновники, зарабатывающие большие зарплаты по сравнению с коневодами, мясо, рыбу и молочные продукты покупают на рынке и скорей всего не знают, что на Севере невысокий природный потенциал на самоочищение, труд оленеводов, коневодов и других работников села: в Якутии, олени пасутся в местах отдаленных от населенных пунктов, коневодство табунное, тоже вдали от сел, рыба в отдаленных озерах, т.е. для якутян дары природы являются источником существования и среда обитания не должна загрязняться от распыленных химических токсикантов ракет-носителей. Если это допускается, то называется по-научному: геноцид посредством экоцида – разрушение жизненной среды. Якутия не Европа, где огород возле дома и даже европейцы не допускают сброса космических отходов на своей территории и космодром построили на берегу океана. В этом случае все сбросы отделяющихся частей ракет-носителей выпадают в океан. Соленая морская вода в сотни раз быстрее восстанавливается, чем земная поверхность.

Особенностью Якутии является то, что в этих «безлюдных местах», где Роскосмос планирует сброс частей ракет-носителей, как раз места пропитания оленей, лошадей, сохатых, дичи, места сбора местными жителями дикорастущих и озера с рыбами. Оттуда мясо, рыба, ягоды и молочные изделия, которые в конце переработки попадают на рынок.

Если кратко рассмотреть историю сброса отделяющихся частей ракет-носителей на территорию Якутии, то вопрос не новый для якутян.

С середины ХХ века, без ведома населения, с разрешения партийных и советских руководителей Якутии на листке бумаги с грифом «секретно», которое устанавливали якутские руководители, боясь гнева местного населения, отделяющие части ракет-носителей запущенных из космодромов «Байконур», Плесецк и других военных ракетных полигонов в разные времена падали в «районы падения» (далее РП) с условными названиями «Вилюй», «Горный», «Верхоянск», «Оймякон», «515» и других, нанося для здоровья населения Якутии отрицательное влияние. Эти места РП были секретными, но местные жители часто находили в тайге не только «фрагменты», даже почти целые ракеты. Так было в 103 километрах от п. Черюмче Верхоянского района в 60-х годах, где охотник в тайге нашел ракету длиной 18 метров, в диаметре 2 метра, со сломанной носовой частью. Позже военные в конце 20-го века куда-то вывезли ракету вертолетом.

На территории Оймяконского района общественный эколог Николай Черемкин описал территорию с разбросанными головными частями различных ракет площадью равной 4-х тысяч квадратных километров. Данный район до сих пор официально Министерством обороны России не признается как РП, поэтому общественные экологи дали название – РП «Оймякон».

В те годы почти все ракеты-носители заправлялись химически очень токсичным жидким топливом - гептилом и по всей трассе сброса рассеивалось капельками ракетное топливо со своими различными добавками из бериллия, брома, хлора и других. В связи с этим, в экологическом плане, опасными для жизни живого существа являются не только места падения «фрагментов» во время запуска, а вся трасса пролета начиная с места запуска ракеты-носителя.

В результате по всей России, где имелись в мае 1997 года официально 110 районов падения на 20 субъектах России, заболеваемость раковыми и другими заболеваниями, связанные с химическим загрязнением ракетного топлива среди населения районов трассы полета больше, чем даже в местах падения фрагментов, начиная с космодромов. Например, известный независимый экологический эксперт, ведущий сотрудник Института социологии РАН, доктор медицинских наук Владимир Михайлович Лупандин в 1992-1999 годы исследовал воздействия ракетно-космической деятельности на здоровье людей в районе космодромов Плесецк и Байконур, опубликовал статьи в газете «Труд»: «Желтые дети» (22.12.1994г), «Звездный яд» (10.09.1997г), «Ракетный удар по своей территории» (30.11.1997г), «Тайна смертоносных дождей» (1.12.1999г) и другие. Позже газета «Труд» продолжала тему космоса, например, статья «Космический дождь» над Алтаем» Александра Климова ( 15.04.2000 г.).

Следующим человеком, исследовавшим данную проблему, является Мария Валентиновна Черкасова - кандидат биологических наук, лауреат "Глобал-500" Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Мария Черкасова закончила Биологический факультет Московского государственного университета по специальности зоология. Была активной участницей студенческого движения по охране природы. Большую часть жизни проработала в Институте охраны природы Академии наук СССР. Занималась изучением и вопросами сохранения редких и исчезающих видов животных, была редактором Красной книги СССР. С началом процесса демократизации в стране основное внимание стала уделять работе в общественном экологическом движении.
Вот что пишут эти компетентные в вопросах медицины и экологии настоящие профессионалы. Приведу несколько выдержек из книги Марии Черкасовой, про записи доктора Лупандина с июня 1999 года, сделанные в Холмогорском районе Архангельской области, недалеко от космодрома Плесецк:

«Главный врач 2-ой районной больницы в с. Емец, что в 40 км. от космодрома, А.И.Золотилов: «До 1983 г. 5-8 детей в возрасте до трех лет, чаще до года, ежегодно умирали от стеноза (отека или спазмы горла). В 1983-1985 годах буквально эпидемия стенозов, дети находились на интубации (искусственной вентиляции легких) до недели…» [1].

Далее в книге имеется рассказ В.М.Денисова, главного врача районной ветлечебницы: «Летом 1991 года над Северной Двиной в районе пос. Рочегда пролетела ракета с желтым шлейфом. После этого по реке шла желтая пена. Из 40 коров поселка заболели 14: профузный понос с кровью, слизистая оболочка кишечника выходила через задний проход. Обезвоживание, сильное исхудание. Анализ пробы воды из Двины показал наличие азотистого ангидрида (применяется как окислитель в жидко-топливных ракетах)…».

В книге описывается, как у животных протекали болезни в таких случаях: увеличение печени, кровоизлияние по всему желудочно-кишечному тракту, дальнейший отказ печени. У забитых животных печень необычного желтого цвета.

Терапевты района отмечали у многих гипертонию у 18-30 летних, гиперплазию щитовидной железы I-II степени, зобы, чаще в возрасте 10-20 лет. В районе у многих язва желудка, мочекаменная болезнь, тотальная пневмония, туберкулез. Все больные долго и трудно лечатся. Склероз наблюдается в 40-50 лет. Иммунитет снижен. У детей аллергия с астматическим компонентом, зуд, язвы, нарывы, мокнущие, долго не заживающие раны, выпадение волос, сильные головные боли, вегето-сосудистая дистония по гипотоническому типу, аллергодерматиты, почечные заболевания, спазмы сосудов головного мозга.

Педиатр Виноградовского района М.В.Денисова с 1990-го года отмечает появление тяжелых уродств развития, много недоношенных детей, тяжелые врожденные патологии, бронхиты, умственную осталось детей, рак, в одном году 3 случая саркомы у детей в небольшом районе. Тяжело читать.

Примеры из Байконура еще тяжелее. Из них приведу всего один пример: смертность новорожденных по Республике Казахстан составляет 18 детей на тысячу, то в РП первых ступеней ракет-носителей из космодрома Байконур Улытауском районе – 40 [2].

Если взять Якутию, где со дня развития ракетной техники идет сброс частей раект-носителей, то Горный, Сунтарский и Усть-Алданский улусы, где формируется в атмосфере «вихревое» выпадение всех загрязнителей в Якутии за счет геолого-географических особенностей расположения Верхоянских гор, хребта Черского и Саянского хребта, имеют очень высокие показатели различными болезнями, чем другие районы.
Для примера, выписка из Обращения жителей Горного улуса Председателю Правительства Якутии Ю.В.Кайдышеву, который подписал секретный Договор с космодромом «Свободный» о сбросе ступени ракеты-носителя от 26 декабря 1996 года, когда из космодрома «Свободный» должны были запустить ракету-носитель «Старт-1» со сбросом ступени на территории Горного улуса:

«Если сравнить заболеваемость населения с группой Вилюйских районов Якутии, в 1993 году заболеваемость населения на 1000 человек.
1. Онкологические:
Вилюйский - 14,5
Верхневилюйский - 8,4
Горный - 13,2
Нюрбинский – 10,3
Сунтарский - 13,1
2. Заболеваемость органов крови:
Вилюйский – 8,7
Верхневилюйский – 15,2
Горный – 31,0
Нюрбинский – 26,2
Сунтарский – 10,9
3. Заболеваемость кровеносных сосудов:
Вилюйский – 93,4
Верхневилюйский – 75,8
Горный – 119,1
Нюрбинский – 83,4
Сунтарский – 115,5
4. Заболеваемость органов пищеварения:
Вилюйский – 99,4
Верхневилюйский – 87,2
Горный – 160,8
Нюрбинский – 36,0
Сунтарский – 96,8
5. Заболеваемость среди детей органов крови:
Вилюйский – 14,7
Верхневилюйский – 12,6
Горный – 29,1
Нюрбинский – 22,3
Сунтарский – 31,5»

По этой причине, вопросы сброса частей ракет-носителей на территории Якутии по требованию населения Якутии при поддержке авторитетного в мире эколога Алексея Яблокова, в Межведомственной комиссии по экологической безопасности Совета безопасности России в 1994-1999 годы несколько раз рассматривались и принимались государственные решения: районы падения вторых ступеней ракет-носителей «Верхоянск», «Нюрба», «Вилюй» позже были официально приостановлены [3].

В качестве ракетного топлива советских (российских) ракет-носителей в большинстве случаев применяется топливо, содержащее высокотоксичные вещества:
- 1-го класса опасности (несимметричный диметилгидразин – (CH3)2H-NH2, гидразин N2H4);
- 2-го класса опасности (азотный тетраоксид, азотный тетраоксид ингибированный);
- 3-го класса опасности (перекись водорода);
- 4-го класса опасности (углеводородные горючие Т-1 и РГ-1) [4].
Из-за того, что рецептура ракетного топлива и технология ее производства относятся к государственной тайне и не специалисту трудно в этом разобраться, рассмотрим для примера воздействие известного в народе ракетного топлива – гептил.

На самом деле гептил, это несимметричный диметилгидразин (НДГМ) – 1-го класса по степени опасности, нервно-паралитического, канцерогенного и удушающего действия, предельно допустимая концентрация (ПДК) в воздухе составляет 0,00001 мг/куб.м. (10 г/куб.км!). ПДК в воде – 0,02 мг/л (20 г/куб.км!) [5]. Для сравнения, ПДК зарина 0,7 мг/куб.м., фосгена 0,5 мг/куб.м., т.е. боевые отравляющие вещества 50-70 тысяч раз безопаснее гептила. Гептил хорошо растворяется в воде, до любых концентраций. Гептил применялся (применяется) в стратегических, тактических, морских и космических, ракетах ПВО и противоракетах.

Вторым по опасности из применяемого ракетного топлива, после гептила, можно называть химическое вещество – гидразин. «ПДК для гидразина 0,1 мг/куб.м» [6], но в некоторых специальных книгах можно найти про действия гидразина «Гидразин и его производные действуют на центральную нервную систему и на печень» [7].

Имеется интересное признание химиков, специалистов ракетного топлива: «Гептил относится к первому классу опасности. Согласно классификации, это самая опасная группа веществ. Он не только токсичен, но и обладает канцерогенным (то есть вызывающим рак) воздействием на живые организмы. Среди продуктов его разложения известен нитрозодиметиламин. По токсичности он даже превосходит диметилгидразин» [8].

Вот почему сельскому населению очень сложно разговаривать с ракетчиками, заинтересованными, во что бы то ни стало получить «разрешение» на сброс отделяющихся частей ракет-носителей. Специалисты Роскосмоса с согласия Правительство Якутии встречи организуют «с активом» сел, районных центров, а не всеми желающими в столицах субъектов России, где много специалистов и ученых.
По информации ЯСИА, на сегодня (19 апреля 2013 года) в Якутии представители Роскосмоса встречались с населением Вилюйского и Алданского районов. Что там рассказыли не знаю, но вот у меня на руках «Информация о результатах оценки воздействия на окружающую среду перспективных образцов космической техники, планируемых к созданию и эксплуатации на космодроме «Байконур», подготовленная для слушания на 19 апреля 2012 года (ровно год назад!).

Если информация для амурчан и якутян сделана по этой схеме, в этой информации, выполненной специализированной организацией - Научно-производственным центром «Альтернатива» (г. Юбилейный Московской обл.), для жителей сел Кыргыдыйского, Кюлятского 2-й, Кюлятского-1, Тылгынинского, Халбакинского, Югюлятского наслегов Вилюйского улуса Якутии, где упадут «фрагменты» второго ступени ракеты-носителя - ноль информации! Нет самого главного: сколько ракетного топлива остается в сбрасываемом ступени ракеты-носителя, как будет распыляться остаток топлива, химическая реакция остатка топлива с воздухом, водой в атмосфере, на земле, продукты окисления ракетного топлива, последствия, баллистика и разрушение сбрасываемой ступени и т.д.

Таким образом, наибольшая концентрация остатков ракетного топлива ожидается не на месте падения осколков ракет-носителей, а на другом месте, в зависимости от высоты разрушения ракетных баков и высотного профиля ветра. Гептил еще в воздухе при встрече капель воды (дождя или снега) превращается в другое химическое вещество, некоторые из них относятся к числу ярых канцерогенов и мутагенов [9].
Председатель общественного экологического Комитета «Вилюй» Петр Николаевич Мартынов из пос. Нюрба, 19-21 ноября 1990 года организовал на месте предполагаемого падения частей ступени ракеты-носителей РП «Нюрба - Хорула» сбор и проведение химико-токсикологического анализа снеговой воды, почвы и растительности специалистами республиканской санитарно-эпидиемологической службы и специализированной ветеринарной лаборатории «Урожай». В пробах обнаружены фосфороорганические соединения, типа ДДВФ, хлорофоса, метафоса.

Автор 22 июля 1994 года, после запуска очередного ракеты-носителя из космодрома Байконур 6 июля 1994 года (руководство космодрома не оповестило население Якутии об использовании РП), организовал силами специалистов Якутии в районе местности «Лоно» Кюлятского-2 наслега Вилюйского района Якутии отбор анализа проб поверхностного слоя почвы.

Хотя стояли жаркие дни, в многолетней мерзлотной таежной почве в пробах были обнаружены следы гидразина, аммония до 21 мг/кг, нитриты до 12,17 мг/кг, нитраты 1244 мг/кг, фосфаты 10,93 мг/кг, полифосфаты 0,8 мг/кг, фосфор 4,6 мг/кг. На других анализах выявления тяжелых металлов в пробах не хватило финансовых средств. Даже при таком общем анализе проб видно наличие в тайге, где поблизости в нескольких тысяча километрах нет химической промышленности, не применяют удобрений (поблизости веками никто не проживал, огород не сажал, зерновых не сеял) концентрация нитратов 10 раз превышает ПДК! Результаты исследований в 1997 году были представлены в рабочую группы Межведомственной комиссии Совета безопасности России.

Второй пример воздействия ракетного топлива на окружающую среду описал заслуженный эколог России Николай Черемкин (Байды): по описанию местных жителей Оймяконского района Якутии, РП «Оймякон» действовал с 1961 года по 1976 года.

Здесь обнаружены около 40 точек с различными обломками ракет. В центре РП расположено огромное озеро «Алысардаах» с площадью около 36 квадратных километров, где по данным очевидцев в 1963 году погибло очень много рыбы, при вскрытии вся печень налимов была в ранах, мало стало птиц, местами пожелтела растительность. На озере «Хаастаах» погибла вся рыба. Начиная с 1962 года по 2004 год, при численности населения района 3,5 тысяч человек, свыше 400 человек умерло от онкологических заболеваний, локализация опухолей – в органах дыхания, в печени, желудочно-кишечном тракте [10].

Почти во всех российских современных ракетах-носителях среднего и тяжелого классов в качества универсального разгонного блока (РБ) применяется «Фрегат», разработанный и производимый в НПО Лавочкина [11], который заправляется гептилом до 3 тонн.

Вот мы рассмотрели кратко всего первую опасность сброса отделяющихся частей ракет-носителей: химическую, от ракетного топлива. Ракета еще заправляется окислителем топлива. Среди окислителей имеются такие химически опасные, про которых из-за закрытости информации еще специалисты не писали.
Как итог проблемы химической опасности ракетного топлива, можно сказать, что любое ракетное топливо (не только гептил) и окислитель топлива, при попадании на землю опасны для человека!

Вторая опасность - физическая: падение фрагментов ракет-носителей с понятия «попадет - убьет». Фрагментами любой человек понимает «осколок» - небольшой кусок. Официально первый «фрагмент» «падал» 4 декабря 1958 году на территорию нынешнего 2-го Кюлятского наслега Вилюйского улуса Якутии. На самом деле модификация ракеты-носителя Р-7 с полезным грузом «Луна-1» взорвалась над Кюлятцы-3, полностью разрушилась и упала в озеро! Такой случай грамотный человек не назовет падением «фрагмента». В то время там был Кюлятский-3 наслег (позже всех жителей втихую переселили: колхоз объединили с Кюлятским-2-м, закрыли школу, фельдшерско-акушерский пункт и оставшиеся население вынуждено было переселиться). Безграмотных колхозников Кюлятцы-3 по вопросам химии, за мизерную оплату «попросили» оказать помощь в сборе «фрагментов военного самолета». Про судьбу тех колхозников, вилюйский общественный эколог Игнатьев собрал обширную информацию от малочисленных оставшихся их родственников, но работа по сей день не опубликована из-за финансовых трудностей у общественных экологов. Об этой страшной аварии официально стало известно только в 1990 году [12]. К этой истории можно добавить рассказ оленевода Николая Никулина из Момского района Якутии, работавшего на территории РП «Верхоянск» в 1984 – 1993 годы:

«В каком году было, точно не помню, (в основном стойбище запись должна сохраниться), но это случилось поздней осенью, в октябре. Мы находились на притоке речки Догдо - Даатына. Утром к десяти из райцентра прилетел вертолет. Были там представители руководства совхоза, района и какие-то военные. Нам было велено скорее убраться с этого места. На подмогу прикрепили ветеринара И. Е, Слепцова. Что делать, пришлось выполнять приказ.

Ночь прошла в пути, под утро с оленями добрались до местности Нахаатта. Выходит, прошли где-то около семидесяти километров. В шесть утра снова появился вертолет. Опять нас погнали подальше. Устали до изнеможения. И все же в тот день добрались до Береляха. После полудня, часов в пять, со стороны, откуда мы прибыли, раздался грохот пуще грома. Над вершинами хребта появилось нечто огненное, размером больше полной луны и, полыхая, удалилось в сторону Абыя.

Мы остались зимовать в тот год там, и не забредали на пастбища притоки Даатына. На другой год с таянием снегов вернулись летовать. Вроде бы ничего особо не изменилось. Только вот брат мой обнаружил падали четырех горных баранов. Здесь снег имел красноватый оттенок. Недалеко от избушки то тут, то там валялись полсотни дохлых куропаток. Было заметно, что оленьи пастбища оскудели, зелени стало меньше. Самое удивительное, пташечки, прилетающие с юга, сразу погибали. Такие разноцветные красивые пташки. Жалко было смотреть. Летом начали подыхать олени, пало 20-30 голов. Думали, отравились ядовитой травой. Такие единичные случаи и раньше бывали. Из пастухов никто не заболел. Лесных зверей стало заметно меньше, особенно горных баранов.

Через год, опять в конце октября, примчались с приказом: "Срочно снимайтесь с места, чтоб завтра же вас здесь не было!". Мы категорически отказались, потому что олени после подсчета находились на свободном выгуле. Срочно собрать их в стадо никак не могли. Вертолет улетел обратно. Мы решили остаться. На другое утро прилетели сразу два вертолета. Один из Момы, другой из Верхоянска.

Нам велят уходить в сторону Западного Верхоянья. Но наше решение непреклонно - погибать, так погибать. За оленей нам держать ответ. Вдруг из вертолета выбегают люди в черном, и нас, схватив в охапку, пихают в вертолет. Все это видел С. Е. Слепцов, специалист совхоза по оленеводству. Нас привезли в поселок Сайдыы (Верхоянский район). А олени там так и остались. Собаки тоже. Переживали за них, конечно, очень. Думали: все, наверно, подохли. Через три дня нас привезли обратно. Собаки возле палаток сидят. Олени, к радости, спокойно пасутся. Тут же снялись и ушли в Нахаатту.

Весной вернулись в основное урочище. С появлением зелени брат обнаружил 4 подохших волка. Одновременно пали около 20-ти оленей. Две собаки ослепли. В то лето я чуть было не протянул ноги. На маршруте попил воды из источника. Через два часа начались в животе адские боли, еле добрался до палатки. Три дня кровью испражнялся. Пришлось вызвать санрейс и целый месяц лечился в райцентре.
Третий раз погнали накануне октябрьских праздников. Слава богу, за неделю предупредили, спокойно перебрались в сторону Верхоянска на речку Солуонньа. Там, конечно, намаялись, наши олени смешались с местными, еле откололи свое стадо. Дней через десять возвратились. Наученные горьким опытом, старались все подмечать. Вроде бы все нормально. Без промедления спустились опять в Нахаатту.

Четвертый случай произошел недавно, примерно 6 лет назад. На той же местности. В конце октября находились в пути, кочуя на зимовье. Со стороны Догдо раздался грохот, словно небо разверзлось.
Перепугались страшно. Выругались: вот гады, без предупреждения стали сбрасывать! Стадо мигом умчалось назад. День был очень ясным. К сумеркам, непонятно откуда, появились тучи, начался снегопад.
Пришлось продвигаться в темноте на ощупь. Снежный наст под ногами вдруг стал мягким, словно дождь прошел. Шли, проваливаясь в сугробы. Кстати, одновременно с тем грохотом в небе верхушки хребтов озарились от огромного огня, который в мгновение ока исчез, удаляясь в сторону Силянняха. С тех пор никто в Догдо не появляется. Нашего стада больше нет.

Из пастухов тоже никого не осталось. Два старика в тот год умерли. От болезней внутренних органов - печени, кишечника. Два парня словно сошли с ума, на человека подняли ружье.
Сейчас они в тюрьме. Одного пастуха убил человек. Самому сейчас 50 лет и кроме болезней ничего не знаю. Удивляюсь, как еще держусь. Наверно, скоро уйду, как и мои друзья...». Рассказ Николая Никулина записал Николай Черемкин [12].

Таких описаний падения «фрагментов» у нас, у общественных экологов Якутии, много. Таким образом, все очевидцы событий сброса фрагментов ракет-носителей не боятся от самих фрагментов, а отмечают вредные и опасные последствия химических составляющих фрагментов, поэтому данные территорию и вся полоса пролета на ширину до 50 километров не должны относиться к землям, использующим кратковременно в часы сброса (их называет Роскосмос - эпизиотическими), а должны выводиться из оборота на 30 – 50 лет.
«Ракетный яд частично разливается по земле, а частично распыляется в воздухе, образуя смертоносный смог. И хотя один коммерческий запуск ракеты стоит в среднем 50 миллионов долларов, выплаты пострадавшему населению составляют одну четырехтысячную этой суммы. При расчете выплат исходят из того, что в срок использования района падения входят считанные часы - только то время, когда ожидается падение ступени. Вот почему наши ракетные запуски самые дешевые в мире!» пишет доктор химических наук, президента Союза "За химическую безопасность" Лев Александрович Федоров [13].








Tags: гептил, космос, лейкоз, отравление, рак
Subscribe

  • Тяжелое ранение

    Зашла в ординаторскую, держа в руках журнал, молодая мед.сестра анестезист. - Доктор, а как так получилось, что больной с резанной раной прямой…

  • Предчувствие беды

    Я уже неделю как отпускник. Вероятно это был самый сложный выход в отпуск. С этой инфекцией все перевернулось. С одной стороны, в нашем городе…

  • Примкнувший к армии недееспособных

    В тот день я пришел на работу с температурой тридцать восемь по Цельсию. Меня шатало, качало, во рту сушило и я летел на работу, будто меня тыкали…

promo doktorbel february 1, 2016 20:28 245
Buy for 100 tokens
В Амурской области появился первый пострадавший, со смертельным исходом. Мы - доктора, не ожидали, что всё так серьёзно, вакцины не существует. Смерть практически неминуема! Ну вот друзья мои, мне не стыдно показать Вам мою первую книжку. Я извиняюсь за столь длительную задержку выхода книги…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments