doktorbel (doktorbel) wrote,
doktorbel
doktorbel

Category:

Паразит, продолжение. Консилиум.


Продолжаю байку о ПАРАЗИТЕ. Часть первая .

 Часть вторая- Возвращение .

Часть третья- Лекция

Часть четвёртая- . Операция.

Часть пятая- Дела амурные.


Часть шестая- Роды.

Часть седьмая-
Цикл завершен.

Часть восьмая- Прощание.

Часть девятая- Эпидемия.

Часть десятая- Конец поселка.

Часть одиннадцатая- Татьяна.


Часть двеннадцатая- Туннель
.




Недалекое будущее. Благовещенск.

28 мая.

Я ранее никогда не вел дневник, как то считалось это больше удел девушек. Но то что происходило вокруг- ужасает, и надеюсь, что мои записи будут интересны хотя бы в историческом плане.

Написанное происходило несколько месяцев назад. Возможностей выкладывать информацию в интернет у нас не было, по причине отсутствия сети, да и секретность не позволяла. А сейчас эти события стали общедоступны, в наше время современных технологий только ленивый не обсуждал новую инфекцию.

По мере возможности прошедшие сутки я записывал в собственный ноут, все записи хранил на флешке, боялся, что компьютер могут утащить и сейчас наконец, появилась возможность систематизировать, и опубликовать их.

По рекомендации одного моего друга (doktorbel) я открываю свою страницу в Живом Журнале. Я не претендую на красоту слога, но события происходящие вокруг меня достоверны.

Зовут меня Андрей, работаю главным врачом Областной Инфекционной больницы, вернее ранее работал, поскольку прежнего места работы уже нет. На данный момент- я безработный и пожалуй без определенного места жительства. Вот ведь жизнь как иногда поворачивается, ни когда не знаешь, какой стороной судьба может обернуться.

Тот первый день карантина я помню досконально, он стал для меня рубежом между спокойным прошлым и тёмным будущим, так сказать переломным. Иногда я спрашиваю себя- почему я, почему именно наш маленький городок оказался в гуще событий, почему не другой более известный и населенный? Это был конечно риторический вопрос, ответа на который не было.

Все началось со странного ночного звонка моего брата Димы, работает офицером ФСБ, предупреждал меня о какой то опасности. Хотел, что бы мы уехали из области. Конечно надо было сразу собирать манатки и валить, но то была ночь, да и не объяснил он толком о чем речь. Надо отдать ему должное- он все таки смог отправить родных за территорию заражения.

Потом собрание, где полковник ФСБ известил нас о новой до селе неизвестной форме жизни, паразитирующей сугубо на телах собак и людей.

Благовещенск, за сутки превратившийся из праздничного студенческого городка в город- призрак, где испуганные люди проходят медосмотр на наличие неизвестного паразита, разлучении с родными, уничтожении любимых животных. В город, где раньше веселилась молодежь, теперь снуют личности в противочумных костюмах, а вместо бутылок с напитками у них в руках автоматы, специальные приборы, и шланги с дезрастворами которыми обрабатывают улицы.

Мы в первые сутки ещё не понимали глубины катастрофы, надеялись на нашу науку. Но после новости о поселке где появился первый очаг инфекции, где после тех жестких мер, что предпринимали военные и тем не менее очаг не удалось локализовать, той скорости распространения инфекции и агрессии паразита, пришло понимание, что мир катится в тар тарары.

То что произошло на моих глазах с китайцем, по видимому, инфицированным китайцем, повергло меня в шок- прямо на границе, на виду у всех военный пристрелил несчастного. Возможно он был чьим то отцом, братом, сыном и вот так поступить... Позже я слышал, что действительно в Китае с инфицированными не церемонились. Хотя и у нас отношение не на много гуманнее, они хоть честны перед инфицированными, мы же даем надежду, а потом всё равно убиваем в процессе опытов, лечения. Правда определенный процент пациентов оперативным путём излечиваются, но это такой мизер, по сравнению с количеством погибших.

На тот момент моя задача заключалась в организации работы в инфекционной больнице во время поступления больных с особо опасными инфекциями, чем собственно и являлся тот паразит. В таком режиме, нашей клинике ещё не приходилось работать, в основном это были ежегодные однодневные учения с пациентами- манекенами. Но всё было отработано до мелочей, мне же оставалось только выдать соответствующий указ и сглаживать все неприятные моменты, возникающие во время работы стационара.

Однако, как показала практика,  неминуемо возникают ситуации, которые спрогнозировать практически не возможно.  Народ категорически не желал ложиться в стационар и их можно понять- слухи о нашем обращении с инфицированными всё равно вышли за пределы клиники, люди узнали, что лечения от этой заразы нет, что над зараженными проводятся опыты, которые как правило заканчивались летальным исходом. С другой стороны государство кинуло нас на выживание- продовольствие, медикаменты завозили с перебоями, их явно не хватало. Границы области, городов на глухо закрыли, оставалось только железнодорожное сообщение с внешним миром. Охрана правопорядка была явно не на высшем уровне- днем ещё можно было спокойно передвигаться и то лучше это делать в автомобиле, а ночью лучше не вылезать, можно в легкую словить пулю либо от военного, либо от бандита. В результате чего мы стали заложниками в собственном государстве.

Вечером к нам приехала делегация, состоявшая из научных сотрудников, видимо светил мировой медицины. Это были специалисты медицинских институтов из Штатов, Франции, Англии,России- физиологи, фармакологи, функциональные диагносты, врачи разных специальностей. Им предоставили полную свободу действий, выделили целое отделение, оборудованное по последнему слову медицины. Они проводили опыты на наших пациентах. То что они творили, до сих пор вызывает тошноту. Это скорее была не исследовательская работа, а садистские опыты, похожие на те, что проводили японцы «Отряда 731». Эти твари так же извлекали головной мозг ещё на живом человеке, использовали различные яды, вводили их прямо в вещество мозга, посредством трепанаций, спинальных пункций. Вводили жидкий азот в кисту паразита, а в кровяносное русло капали антисептики, другие токсичные препараты, мучения как правило заканчивались смертью подопечных. Как же мне хотелось этих сук собственноручно расстрелять, но они были под защитой нашего гуманного государства.

Уже тем же вечером, к нам доставили четверых из Серышевского района, уже в мозговой стадии болезни. Я попытался возмутиться, ну чего им тут делать? Но мне объяснили, что это не моё дело. Пришлось выделить отдельный изолятор для таких, с этими несчастными и занимались эти исследователи.

Исследуемых тут же фиксировали к кроватям, нагружали барбитуратами. Они изначально были обречены и через трое суток такого «лечения», всех вынесли вперед ногами. Однако садистов это не волновало- поток подопытных не иссекал. Я пытался прекратить это истребление, тем более, что эффекта от ихних опытов не видел, а умерших выносили практически ежедневно, но мне объяснили, что бы не лез не своё дело. Фактически я был марионеткой в руках военных, мне приказывали, я выполнял.

Хотел съездить домой за вещами, но меня не пустили, поселили в общагу рядом с больницей. Маленькая комната, стол, стул, кровать, довольно аскетично, но жить можно, выдали вещи первой необходимости. Одно радует- на работе остался мой ноутбук, буду по вечерам отображать события прожитого дня.

29 мая, Второй день карантина.

За сутки выявлено сто пятьдесят шесть инфицированных, сто тридцать из них эвакуированы в госпиталь, остальные поступили в ночное время. Стараемся всех сразу сбагривать, но чует сердце- тот госпиталь тоже не резиновый, и судя по динамике, поток пациентов в ближайшую неделю не иссякнет. Что дальше? Куда их девать? Я пока не знаю…

Утро началось с объезда объектов временного расселения неинфицированных и пунктов забора крови на анализы. То есть школ, институтов и других учреждений подходящих для временного размещения народа.

Девять утра. Люди мягко говоря, уже не так рвались обследоваться- прятались по подвалам, в канализационных люках, их буквально насильно вытаскивали из укрытий. Уговоры в громкоговорители, сообщения о необходимости исследоваться и лечиться игнорировались. Жители возмущались установившемуся режиму, некоторые даже пытались сопротивляться с помощью оружия, тут и там слышны одиночные выстрелы, гибли люди.

Жильё инфицированных сжигали, домашних животных уничтожали и это не несомненно, не поднимало дух людей. Сотовая связь работала только для персонала и то с перебоями.

Поставки продовольствия задерживались, люди во временных убежищах голодали, воды так же не хватало.

По всюду велась обработка территории рядовыми военнослужащими и если вчера они были в современных противочумных костюмах, то сегодня ввиду нехватки дорогостоящих костюмов солдаты обмундировались в обычные ОЗК.

Я представляю себе как это целые сутки провести в этой душегубке, помнится мы на сборах бегали в таких, так и двадцати минут не могли выдержать этой пытки.

И верно- буквально уже через пятнадцать минут езды по территории мы увидели двоих солдат, разоблачившихся, курящих сигареты. Им конечно, вставили по первое число, но ведь это только начало лета, позже, духота будет стоять невообразимая, каким образом мы заставим их передвигаться в этом обмундировании?

Дальше, что? Не дай бог, эти горе вояки инфицируются, а в руках у некоторых автоматы...

Как оградиться от безумства инфицированных? Видимо придется проводить еженедельное тестирование. Реально ли это? Уже сейчас не хватает реактивов.

Этой ночью в городе орудовали мародеры, солдаты и полицейские не в силах полностью контролировать город. Ночами, как я уже упоминал порядок устанавливал сильнейший, по утрам с улиц вытаскивали погибших- жители пытались охранять своё нажитое имущество. В одном из частных домов нашли растрелянную семью, выродки не пожалели даже детей.

Вдоль улицы, где мы проезжали мы видели разбитые витрины магазинов, из окон некоторых квартир шел дым после так называемых обработок.

Мы объехали несколько пунктов приёма жителей, они все были переполнены, пищи и воды не хватало, люди роптали, условия просто не выносимые, две недели этого ада они вряд ли выдержат.

Но военные сообщали, что все под контролем. Ну да, под контролем, кому же захочется полезть против дула автомата?

За эти сутки мы приняли восемьдесят четыре пациента, семьдесят шесть из них мы отправили в Хабаровск.

30 мая. Новая больница.

Около четырех ночи. Срочно вызвали на работу.

Глянув в окно, я был поражен увиденным- инфекционная больница полыхала!

Этой ночью на клинику произошло нападение неизвестными лицами, судя по рассказу пострадавших- их было больше десяти человек. Они расстреляли двоих охранников, связали дежурного врача, врача реанимационного отделения, троих сестер, вывели их на улицу, подожгли корпус. Исчезли все оставшиеся инфицированные. В результате перестрелки убит один из нападавших. Выяснилось, что это был муж инфицированной женщины, её уже успели отправить в Хабаровский госпиталь.

Часть оборудования удалось спасти. На место происшествия прибыла только одна машина пожарных, остальные бригады трудились на других объектах. Тушить пожар выбежали все сотрудники больницы, но все было тщетно, старое деревянное здание полыхало во всю. К утру от больницы остались только угли.

Вот так закончилась моя трудовая деятельность в этой клинике. В тот момент я был растерян, раздавлен, всё те годы, что я проработал в качестве главврача, сложился замечательный коллектив, в прошлом году сделан капитальный ремонт здания, завезли новое оборудование и вот так в один момент все рухнуло. Все планы, надежды, всё! Мы сидели кругом вокруг спасенного оборудования, грязные от копоти и молчали, говорить и обсуждать не хотелось. Некоторые проработали по двадцать, а то и больше лет, сидели и рыдали, вся жизнь, молодость прошла за стенами этого старого здания.

Этих уродов так и не поймали, они как будто растворились. Военные провели рейд , исследовали каждый дом, каждый уголок, канализацию, всё безрезультатно.

Было даже предположение, что они улетели, хотя и это было не возможно, над городом барожировали вертолеты, радары не зафиксировали ни одного не зарегистрированного воздушного судна над городом.

В семь утра, меня вызвали на совещание, которое проходило в здании администрации. Охраняли начальство куда лучше, чем нас- колючка в несколько рядов, вышки, охрана с автоматическим оружием…

Проезжая пост КПП, сверили документы. Исследовали наш автомобиль на наличие запрещенных изделий. Только потом пропустили.

Штаб расположился на третьем последнем этаже здания администрации, прямо в кабинете губернатора. Однако губера с нами не было, небось свалил вместе с семейством от греха подальше.

Собравшиеся были в том же составе, что и при первом собрании.

Командир, в чине полковника, орал как потерпевший, слюна летела во все стороны, досталось всем, в том числе и мне. За что? Я так и не понял- понять что либо в мешанине мата и русского слога было сложно. Видимо надо было нашим докторам до последнего держать оборону с помощью шприцев, наркотиков и скальпелей.

После решались уже более конструктивные и насущные проблемы, самый главный из них был- где расположить инфицированных, вместе с нашим оборудованием, персоналом.

Как я понял этот вопрос уже решили и без нашего участия. Временно на время карантина нас решили расположить в рядом располагавшейся тюрьме. Да да, на зоне!

Где еще можно безопасно лечить пациентов? Оригинальное решение. Зэкам в этом смысле особенно повезло, ведь их этапировали по другим зонам нашей необъятной Родины. Почему то решили, что они не могли инфицироваться.

Уже третий час длилось совещание, вдруг я почувствовал жужжание телефона, хотел отключиться, но увидел, что звонил Вовка, мой студенческий и по сию пору кореш.

По-тихому вышел из кабинета. Я думал, что уже ни чему не могу удивляться, но он меня реально удивил- у Вовки просто поразительное умение искать приключения на свою задницу. Он был одним из ликвидаторов в первичном очаге инфекции. Мало того, что он выжил в пекле, да ещё и застрял в каком то богом забытом туннеле! Вот как это у него получается- ума не приложу. Я сказал ему не тратить заряд батареи и ждать помощи.

Сообщил об этом сидящим на заседании. Они были удивлены не меньше моего.

Полковник дал всем задание на сегодняшний день. Мне- проверить вновь освободившиеся кабинеты, вернее камеры и распределить кого куда. Военным- обеспечить этапирование зэков, организовать безопасность работы вновь открывшейся инфекционной больнице.

Смешно было наблюдать за научными туристами. Они в прямом смысле были в панике. Рвались домой, думали, что здесь им предоставят пятизвездочные номера, с отдельными гувернантками, но не тут то было. Им выделили комфортабельные камеры с мягкими шконками…

Обратно домой их не пустили, карантин знаете ли. Не фиг было лезть и пользовать наших людей в качестве подопытных, а коль были в контакте, извольте остаться в нашей лодке.

По поводу моего друга, меня уверовали, что на их поиски уже вылетела поисковая экспедиция.

По слухам, их освободили в тот же вечер и транспортировали в Хабаровский госпиталь особо опасных инфекций. Говорят, досталось им испытаний, что не дай бог каждому…

Запись не вместилась, продолжение- http://doktorbel.livejournal.com/336238.html

Tags: байка, паразит
Subscribe
promo doktorbel february 1, 2016 20:28 242
Buy for 100 tokens
В Амурской области появился первый пострадавший, со смертельным исходом. Мы - доктора, не ожидали, что всё так серьёзно, вакцины не существует. Смерть практически неминуема! Ну вот друзья мои, мне не стыдно показать Вам мою первую книжку. Я извиняюсь за столь длительную задержку выхода книги…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments